Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

«В некотором царстве, в некотором государстве…». Творчество Бориса Кустодиева

В сказочном мире Бориса Кустодиева, словно на карусели, проносятся балаганы, лотки, дрессированные медведи, купцы, трактирщики, извозчики – весь этот волшебный ярмарочный мир создан талантливой рукой художника.

Живопись Бориса Кустодиева освещена ярким светом, полна солнца и праздника, его мир беспечен и весел. Там нет унылых дней, осенней распутицы, бедняков, серых будней и общественных потрясений. Этот мир живет в пределах России пряничной, купеческой. Деревянные, большие и малые провинциальные городки, губернские центры Среднерусской равнины и Поволжья. Румяные красавицы-купчихи в пестрых платках неспешно попивают чай, шумят и завлекают покупателей торговцы, веселые зазывалы приглашают на представление в балаган. Жизнь там замерла в XIX веке. В этом мире нет места чиновничьему Петербургу и людной, суетливой Москве.

Тягу к свету и народному искусству будущий художник впитал в родной красавице-Астрахани с ее пестрой и красочной жизнью. Этот город всегда представлялся краем солнца и изобилия. Через всю жизнь Б.М. Кустодиев пронес большую и неизбывную любовь к Поволжью – краю, где прошли его детство и юность. Семья Кустодиевых арендовала небольшой флигель в доме богатого купца. Здесь мальчик получил первые яркие представления о быте провинциального купечества. «Весь уклад богатой и изобильной купеческой жизни, – писал впоследствии Б.М. Кустодиев, – был как на ладони... Это были живые типы Островского...». Мать художника Екатерина Прохоровна стала вдовой в 25 лет. На пенсию в 30 рублей она воспитывала 4-х детей, но стремление к живописи у своего сына Бориса поддержала и деньги на обучение нашла.

Первое творческое потрясение и восторг 9-летний Боря Кустодиев испытал в 1887 году, когда в Астрахань из Москвы привезли выставку передвижников. Репин, Серов, Шишкин… Картины этих художников покорили Кустодиева, особенно работы Ильи Ефимовича Репина. Возможно, именно эта выставка подтолкнула его рисовать и отстаивать свое право быть настоящим художником. Первым педагогом Бориса Кустодиева стал известный астраханский художник П.А. Власов. Художник через всю жизнь пронес глубокое уважение и признательность своему первому и любимому астраханскому учителю, а незадолго до смерти Кустодиев выполнил его портрет. Он писал Власову: «Посылаю вам свою монографию, а вместе с ней и мою самую горячую и искреннюю благодарность за ту вашу любовь и исключительное внимание, которое вы выказали мне, когда я тридцать лет назад пришел к вам совсем еще мальчишкой и нашел у вас все то, что сделало меня художником».

В Академии искусств, куда не без сложностей удалось поступить Борису Кустодиеву, его кумиром среди преподавателей стал И.Е. Репин. Борис Кустодиев писал: «…только один Илья Ефимович и умеет рисовать…».

В письмах матери Екатерине Прохоровне и будущей жене Ю.Е. Прошинской часто встречается: «Репин говорил...», «Репин сказал…». Под влиянием Репина-портретиста возник у Кустодиева и интерес к портретному искусству. И учитель высоко ценил одного из своих талантливейших учеников. В апреле 1901 года Репин получил предложение запечатлеть юбилейное заседание Государственного совета. Необыкновенно сложная и интереснейшая работа. Более 80 портретов! Профессор выбрал в помощники лучших учеников своей академической мастерской – Бориса Кустодиева и Ивана Куликова. «На Кустодиева я возлагаю большие надежды, – говорил И.Е. Репин. – Он художник даровитый, любящий искусство, вдумчивый, серьезный, внимательно изучающий природу. Отличительные черты его дарования: самостоятельность, оригинальность и глубоко продуманная национальность; они служат залогом крепкого и прочного его успеха».

Однако идет время, и ученик начинает искать свой индивидуальный путь, старается рассмотреть свое в живописи. Многое пробует, но во всем видит руку учителя. 

В 1900 году художник ездил в костромские края на этюды. И с этой поездки жизнь его сильно изменилась. Он увидел свой путь в живописи и нашел свою настоящую любовь. Там, в деревне Калганово, расположенной недалеко от большого торгового села Семеновское-Лапотное, Б.М. Кустодиев познакомился с 19-летней Юлией Прошинской, своей будущей женой. Они поженились зимой 1903 года.

Там же, в Костромской губернии, он увидел, что ему так важно описать в живописи. «Сегодня приехал как раз в базар…», – писал художник, – «ума помрачение от игры красок, такое разнообразие. Стоял и смотрел, желая обладать сверхчеловеческой способностью все это запомнить, запечатлеть и передать». Там, в Семеновском, художник увидел особое очарование в жизни русской глубинки, увидел дорогу, по которой будет идти несмотря ни на что. Ярмарки, гуляния, деревенские праздники и, конечно, простой люд…

В коллекции Национального художественного музея Республики Беларусь настоящей драгоценностью являются работы Б.М. Кустодиева. Одной из лучших можно по праву считать картину «Масленица», написанную в 1919 году.

Праздничный город, сияющие купола церквей и колокольни, взмывающие ввысь и утопающие в кружеве заиндевевших ветвей деревьев. В разгаре масленичные гуляния. Нарядные костюмы, улыбающиеся, раскрасневшиеся на морозе лица. На переднем плане мчится роскошная тройка. Лошадей погоняет лихой кучер. В санях едут богатые барыньки, кутаясь в меховые муфты. Гармонист развлекает купчих в цветастых юбках своей незатейливой игрой. Спиной к нам – торговец яркими воздушными шарами, а позади неотъемлемый атрибут масленичных гуляний – балаган. Все это пестрит и переливается калейдоскопом цветов, который с магической силой притягивает зрителя. Картина наполнена звоном солнца, морозца и веселья. Церковь на заднем плане венчает пейзаж, придает единство и композиционную завершенность. Изображенные деревья контрастируют с буйством красок в показе простого люда и множества бытовых деталей. Звонкая чистота колорита, его строгая согласованность создают великолепную цветовую гармонию. Творческое преломление увиденного в композиционном замысле ярко, смело и самобытно. Пейзаж взят широко и панорамно.

В умении завязывать многоплановые сюжетные композиции, как и в подлинном понимании народного, национального в искусстве, есть нечто роднящее Кустодиева с Питером Брейгелем. В мастерской художника висела репродукция картины Питера Брейгеля «Охота». «Отец очень любил этого художника, – вспоминал Кирилл Кустодиев, сын художника, – и всегда отмечал удивительное умение Брейгеля изображать людей в природе – слитность пейзажа и фигур. Необычайно интересно рассматривать на его картине, что делается с людьми на льду, санями на дороге…». Вообще «фламандской школы пестрый сор» казался Кустодиеву россыпью живописных драгоценностей. Исследователи отмечают, что в знаменитых кустодиевских «масленицах» есть схожие черты с ракурсами Брейгеля.

Свои праздники Кустодиев не без удовольствия населяет русскими красавицами. Их образы занимают особое место в творчестве художника. Ими он любуется, восхищается и по-доброму над ними подшучивает. Об этих красавицах можно говорить языком сказки: «Белые да румяные», у них «соболиные брови» и «губки-вишенки», ходят они «важно да степенно, будто павы». 

Борис Кустодиев запоминает их, подмечает бесконечное множество деталей. Это будет давать пищу воображению художника, когда из-за тяжелого недуга сам он уже не сможет покидать своей комнаты самостоятельно.

Жизнь казалась безоблачной, полной надежд и планов. И никто – ни художник, ни его жена Юлия Евстафьева – не подозревал, сколько страшных испытаний им предстоит пройти вместе. Болезнь подступала постепенно, все чаще напоминая о себе. К осени 1913 года художник вновь жалуется на «адскую боль» в правой руке. Недоумевающие доктора разводят руками. По дороге домой из творческой поездки по Италии Кустодиев заезжает в Берлин к знаменитому нейрохирургу, профессору Оппенгейму, который поставил диагноз: заболевание спинного мозга, возможно, опухоль. В 1916 году здоровье Бориса Кустодиева резко ухудшилось. Не помогла и осенняя поездка в Крым.

В марте 1916 году пришлось решиться на вторую операцию. «Мама сидела в коридоре, – вспоминала дочь художника, – наконец вышел профессор и сказал ей, что, возможно, придется перерезать нервы, чтобы добраться до опухоли. Нужно решать, что сохранить: руки или ноги? «Руки, оставьте руки! – умоляла мама. – Художник без рук! Он жить не сможет». С тех пор жизнь в доме Кустодиевых сильно изменилась. «Так как мир мой – это только моя комната, – говорится в одном из писем художника, – так уж очень тоскливо без света и солнышка. Вот и занимаюсь тем, что стараюсь на картинах своих это солнышко поймать и запечатлеть».

Вокруг работ Бориса Кустодиева было много споров: находились охотники критиковать художника за так называемую лубочность, простоту сюжета, но находились и те, кто считал, что именно там и надо искать истинную красоту народного характера. Творчество этого замечательного мастера очень неоднозначно. Нельзя допускать ошибки и слишком поверхностно оценивать работы художника. Просто позвольте себе погрузиться в этот яркий и светлый мир истинной живописи.

Изображения:

В «Тереме» (Мой дом) 1914–1918. Фрагмент. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Торжественное заседание Государственного совета. 1903. Копия с картины И.Е. Репина. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Ю.Е. Кустодиева с дочерью. 1906. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Масленица. 1919. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Купчиха с покупками. 1920. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Автор текста: Юлия Вячеславовна Маспанова, старший научный сотрудник отдела научно-просветительской работы.