Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

К 145-летию Михаила Васильевича Нестерова

К 145-летию Михаила Васильевича Нестерова
(1862—1942)

«…Возьмем теперь другого художника – Нестерова. Этот уже не случайно берет себе религиозные сюжеты, он всю жизнь ими постоянно занимается. Но вышел ли из этого прок? Нет. У него только вышло что-то монашеское, постное,...и на зрителя он не производит никакого притягивающего, вдохновенного, обаятельного впечатления…Я все надеюсь, что г. Нестеров еще соступит со своего никуда не годного пути, обратится к действительности и жизни». Так писал знаменитый критик В.В.Стасов в 1897 году. К этому времени М.В.Нестеровым были созданы «Пустынник», «Видение отроку Варфоломею», цикл картин, посвященных преподобному Сергию Радонежскому. В 1896 году Нестеров был принят в члены Товарищества передвижных художественных выставок, в 1898 – избран академиком. Тем не менее, его творчество подвергалось резкой критике со стороны многих передвижников. Чем же не «угодил» своим собратьям по искусству этот замечательно талантливый художник?

Среди многих выдающихся мастеров, работавших на рубеже XIX – XX веков, Нестеров выделялся особым складом своего дарования. Его влекла к себе Русь монашеская, монастырская, раскольничья, живущая сокровенной, молитвенной жизнью. Это было трудное для России время – грозная, бурная эпоха «концов и начал». А.Блок пророчески писал о близости «неслыханных перемен». Предчувствуя их, общество ощущало потребность в духовной опоре. Нестеров искал свои ответы на вопросы современной жизни и нашел эту опору в глубокой религиозности русского человека. Художнику была близка идея Александра Иванова о благотворном влиянии христианства на нравственный «лик» общества. Многие герои Нестерова, святые, монахи, странники-богомольцы, на пути к Богу обретают истинный смысл и полноту бытия. Коллеги-художники подобной трактовки религиозных сюжетов не одобряли и настоятельно призывали Нестерова «вернуться к реальной действительности».

М.В.Нестеров родился в Уфе в старинной купеческой семье. С детства любимым занятием мальчика было рисование. Отец хотел, чтобы сын стал инженером-механиком, и отдал его в Москву в реальное училище Воскресенского, но через три года Воскресенский сам предложил перевести юношу в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, которое находилось на соседней улице. Там Нестеров учился с 1877 по 1881 гг., затем с 1884 по 1886 гг., – у В.Перова, И.Прянишникова, А.Саврасова. С 1881 по 1884 гг. Нестеров жил в Петербурге и посещал класс замечательного педагога П.П. Чистякова в Академии художеств.

Нестеров преклонялся перед своим первым учителем – В.Г.Перовым, его ранние работы носили жанрово-бытовой характер. Но очень скоро молодой художник убедился в том, что это – не его путь. В 1886 году Нестеров пережил личную трагедию – смерть жены. Позднее он писал в своих записках: «Любовь к Маше и потеря ее... вложили в мое художество недостающее содержание, и чувство, и живую душу, – словом, все то, что ценили и ценят люди в моем искусстве». Создав «Христову невесту» и замечательного «Пустынника», которого П.М. Третьяков сразу купил для своей галереи, Нестеров нашел себя, свою тему. Темой этой стала «Святая Русь». Так называлась одна из картин, написанных Нестеровым в зрелые годы.

В собрании Национального художественного музея находится 12 живописных произведений М.В.Нестерова.

«За приворотным зельем» 1888 г. (Эскиз одноименной картины 1888г., находящейся в Саратовском государственном художественном музее им. А.И. Радищева. Одноименный эскиз находится в ГРМ.)

В первый период творчества (80-е гг.) художник обращался к сюжетам из истории и быта допетровской Руси. В картине «За приворотным зельем» Нестеров задумал показать драму отвергнутой любви.

На пороге покосившейся лесной избушки стоит старик-колдун и смотрит из-под руки на сидящую неподалеку девушку, пришедшую к нему за приворотным зельем. В ее поникшей, как бы надломленной фигуре чувствуется затаенная тревога и тоска сомнения. С любовью написанный пейзаж – молодые елочки, заросшая травой и цветами поляна, – придает эскизу поэтически-сказочный характер. Но Нестеров сам чувствовал, что переживания героини не получили достойного живописного воплощения, и не был доволен картиной.

В своих пейзажах М.В. Нестеров продолжал традиции А.Саврасова и И.Левитана. «Люблю я русский пейзаж, – говорил художник, – на его фоне как-то лучше, яснее чувствуешь и смысл русской жизни и «русскую душу».

«Заря вечерняя» 1890-е гг. 
Теплый летний вечер. В тихой воде речки, как в зеркале, отражается золотое закатное небо. На берегу темнеют избы деревни, над полем стелется туман. Маленький холст удивительно поэтичен, до краев наполнен тишиной. Таинственная прелесть «зари вечерней» передана художником проникновенно, с большим чувством. Цветовая гамма картины очень красива: оттеняя друг друга, в ней переплетаются коричневые, золотые, серые, розовые тона.

Нестеров часто бывал в Заволжье, хорошо знал жизнь старообрядческих скитов. Его волновала судьба женщины, девушки, уходящей в скит от тягот мирской жизни. Он создал свой тип женского образа, до сих пор волнующий своей глубиной, одухотворенностью, поэтичностью и названный «нестеровским». Большое впечатление на художника произвели замечательные романы А.Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». Несколько картин и этюдов, посвященных этой теме, есть и в Национальном художественном музее.

«На горах» 1902 г. (Вариант-повторение картины 1896 г., находящейся в Киевском музее русского искусства).
На высокой горе среди цветов стоит девушка в синем сарафане и белом платке. Глубоко внизу виден плавный изгиб реки, луга с копнами сена, другой далекий берег. От крутизны горы захватывает дух. Кажется, вся земля, необъятная и прекрасная, лежит у ног девушки. В изящном повороте ее головы и жесте руки запечатлен восторг чистой души перед величием и красотой Божьего замысла. Стройную девичью фигуру со всех сторон омывают воздушные потоки, она как будто парит над землею, сливаясь с нею в порыве самозабвенной любви. Мир совершенен, человек – венец творения: эта мысль художника замечательно выражена прежде всего самой композицией картины. Нежная цветовая гамма – тонкие сочетания оттенков белых, зеленых, сиреневых, голубых тонов, – рождает у зрителя торжественное, мечтательное настроение.

«Сидящая девушка» 1905 г. (Этюд к находившемуся в частном собрании в г. Москве варианту картины «За Волгой» 1905г., принадлежащей Астраханской областной картинной галерее им. Б. М. Кустодиева).

На берегу Волги сидит девушка. Низко повязанный черный платок, покрывающий плечи, выдает в ней жительницу раскольничьего скита, будущую монахиню. Жизненный путь ее избран, определен, но в печально склоненной голове, устало опущенных руках, – душевное томление и глубокая грусть. Отчего жаждет ее душа уединения? Какие мысли не дают покоя? Вдали видны хмурое небо и крутой поворот реки, очертаниями повторяющий линии фигуры девушки, что придает композиции этюда ритмическую завершенность. Цветовая гамма построена на сочетании насыщенных синих, светло-зеленых, голубых тонов.

«Две сестры» 1915 г. ( Варианты картины под названием «В скитах» находятся: 1915 г. – в Одесском художественном музее; 1916 г. – в Киевском музее русского искусства; одноименный вариант 1922 г. – в Национальной галерее в Праге).

Огороженный двор скита над Волгой, голубая лента реки и дальний берег в прозрачной воздушной дымке. Май, нежно зеленеет трава, по которой, как по мягкому ковру, идут, взявшись за руки, две сестры. Одна, в темном сарафане и черном платке, погружена в невеселые мысли, и как будто не замечает весеннего расцвета природы. Другая, одетая в нарядное розовое платье, приветственным жестом поднимает к небу руку с букетом золотых и красных цветов. Ее переполняют радость и счастье жить, любить, видеть красоту цветущей земли. Перед нами – две судьбы, два жизненных пути, олицетворение двух миров: один замкнут пространством скита, другой – земной – огромен и чудесен. Художник подчеркивает эту мысль и цветовым контрастом одежд – черной и золотисто-розовой. Картина наполнена светом, воздухом, запахами расцветающей весны. В ее цветовой гамме великолепно сочетаются нежно-зеленый, белый, синий, розовый, золотой цвета.

«За Волгой. (Странник)» 1922 г.
(Вариант 1922 г. под названием «Путники» находится в частном собрании в Праге.)
Необозримые волжские просторы. Вечерний час. По розовой дорожке берега идут двое: девушка в красивом узорчатом платке и темно-синем сарафане, и мужчина в белом монашеском одеянии с посохом в руке. Аскетически-суровое лицо и весь облик странника излучают напряженную духовную энергию. Кажется, только что отзвучали его слова. Девушка внимательно слушает, склонив голову. Мгновение сосредоточенной тишины, «остановленное» художником, исполнено глубокого смысла. Много странников ходило тогда по Руси, ее святым местам, утоляя свою духовную жажду. Нестеров создает образ человека, живущего высокими помыслами, способного своею верой увлечь других. Напряжение чувств, ощущаемое зрителем, передается и природе: тревожно трепещут на ветру ветви молодых берез, небо как будто таит в себе предчувствие грозы. Великолепен рисунок, создающий основу композиции. Удивительно красива цветовая гамма, в которую рукою мастера вплетено множество тончайших оттенков серого, голубого, зеленого, розового, золотистого цветов.

«У монастырских ворот» 1925 г.
Монастырь в лесу, укрытый от мира крепкими стенами. Цветущее дерево во дворе. Дорога заканчивается у высоких ворот. Тихо беседуя, проходят две монахини. Художник создает зримый образ Божьей твердыни, где страждущий человек может найти душевный покой и защиту от жизненных невзгод. Ощущение благостности монастырской жизни находит отзвук в изысканной гармонии цветов – насыщенного красного, зеленого, песочно-серого.

В 1892 году Россия отмечала 500-летие со дня смерти преподобного Сергия Радонежского, духовного наставника, великого подвижника древней Руси. К его образу Нестеров обращался неоднократно, видя в нем нравственный идеал и для современного человека.

В собрании музея находится картина «Пустынник и медведь» (Отец Сергий) 1925 г.(?)
На берегу холодного серебристо-серого озера сидит на срубленной сосне монах-отшельник. Большой бурый медведь доверчиво расположился у его ног. Взгляд человека устремлен на крошечную пташку на ветке высокой сухой ели. Тихая, задумчивая природа и погруженный в безмолвие монах, созерцающий мудро устроенный мир Божий, сливаются здесь в едином просветленном, молитвенном настроении. Подобное созвучие человека и природы – отличительная черта произведений Нестерова. Неяркая цветовая гамма, в которой преобладают оттенки серого и синего, прозрачный свет, озаряющий картину, подчеркивают состояние душевного умиления, в котором пребывает пустынник.

«Гаспра. Вид из моего окна. Этюд» 1928 г.
Из окна дома, где жил художник, открывается вид на соседний сад, в котором яркая зелень южных растений оттеняет золото осенней листвы. Стоящий у дома столб с белыми фарфоровыми розетками электрических проводов кажется гигантским экзотическим цветком. На втором плане вздымаются к небу грандиозные, величественные горы в сиреневой дымке. Этюд написан в тонко разработанной гамме лиловых, сине-голубых, зеленых, золотистых цветов.

«Соловей поет» 1929 г. (Вариант одноименной картины 1917 г., местонахождение неизвестно. Вариант 1921—1922 гг. был продан с выставки русских художников 1924 г. в США, вариант 1922 г. – в частном собрании в Киеве).

Высокий, поросший лесом берег реки. На другом берегу стоит девушка в темном сарафане и черном платке. В душистой весенней тишине поет соловей. Девичья фигура, окутанная мягким светом сумерек, вся устремлена ввысь, к чарующим звукам, к небу. В соловьином пении слышится зов земной жизни, от которой героиня картины отказалась, посвятив себя Богу. В цветовой гамме преобладают темно-зеленые и лиловые тона, передающие атмосферу теплого майского вечера.

«Гонец» 1920-е гг..
Зелено-лиловый сумрак весеннего вечера. По лесной дороге во весь опор мчится на вороном коне гонец с важной вестью. Ярко-красное пятно его одежды оттеняет нежную свежесть майской листвы. Картина наполнена живым чувством истории, и стремительный бег коня кажется олицетворением ее неудержимого, бурного движения.

М.В.Нестеров был большим мастером портрета. Он писал известных ученых, артистов, художников, скульпторов, философов, раскрывая самую суть человека, особенности его душевного склада. Портрет О.Ю. Шмидта был создан в 1937 году.

Прославленный исследователь Арктики, академик, герой Советского Союза Отто Юльевич Шмидт изображен в своем рабочем кабинете. Он сидит за столом, на котором разложена большая географическая карта. Нахмуренные брови, энергичное движение рук выдают напряженную работу мысли. В глазах отражается ум, сильная воля, упрямый, решительный характер. Строгая цветовая гамма портрета, построенная на контрасте светлых – серо-голубых и темных – коричневых цветов, подчеркивает значительность образа одного из самых знаменитых людей того времени.

В 1941 году М.В.Нестеров стал лауреатом Государственной премии СССР, а в 1942 – ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

… Тихий свет нестеровских образов омывает душу, заставляя задуматься об истинном предназначении человека. И вспоминаются слова старца Зосимы, одного из героев Ф.М.Достоевского: «…Многое на земле от нас сокрыто, но взамен того даровано нам тайное сокровенное ощущение живой связи нашей с миром иным, с миром горним и высшим, да и корни наших мыслей и чувств не здесь, а в мирах иных…»

Авторы проекта: 
Текст – Зав. сектором лекционно-экскурсионной работы отдела научно-просветительской работы НХМ РБ М.А.Щербакова

Иллюстративный ряд (оцифровка произведений) - Д.Н. Козлов

Размещение на сайте – Зав. сектором мультимедийных технологий отдела научно-просветительской работы НХМ РБ П.А. Яницкая

Авторы проекта выражают особую благодарность: 
Хранителю фонда, ведущему научному сотруднику Е.Д. Шапошниковой, сотрудникам технической службы, за помощь в организации выставки.