Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

К 125-летию Ильи Ивановича Машкова

В 1910 году в Москве с большим скандалом прошла первая выставка молодых художников, объединившихся в творческое содружество под названием «Бубновый валет». На ней показали свои картины Александр Куприн, Петр Кончаловский, Василий Рождественский, Роберт Фальк, Аристарх Лентулов, Илья Машков, Михаил Ларионов, Наталья Гончарова. Вернисаж вызвал возмущение публики и художественной критики, которая отозвалась об увиденном так: «…это какой-то кошмар, сплошной горячечный бред, галлюцинация безумных…Участники выставки все прекрасное, ради чего стоит и нужно жить, решили повергнуть во прах, затоптать и оплевать слюной злобы и отчаяния перед своим бессилием познать истинную красоту. Они пренебрегли всеми законами творчества…яркие краски и уродование лиц, фигур, пейзажей! Убожество и глумление!»

Художественная жизнь России начала ХХ века была сложна и многолика. Продолжали работать такие замечательные мастера, как Илья Репин, Василий Суриков, Валентин Серов, Михаил Врубель. Наряду с уже известными выставочными объединениями – «Товариществом передвижных художественных выставок», «Союзом русских художников», «Миром искусства», «Голубой розой», «Золотым руном» возникали новые, со своими манифестами и программами. В России появился, по выражению известного художника и критика Александра Бенуа, «художественный авангард». Академические каноны решительно отвергались.

Увлеченные поисками путей дальнейшего развития искусства, молодые художники отдавали дань современным европейским направлениям и создавали свои: Михаил Ларионов «изобрел» «лучизм», Казимир Малевич – «супрематизм». Большое влияние на молодых «бунтарей» оказывали французские живописцы рубежа 19–20вв. – Гоген, Ван-Гог, Сезанн, Матисс, картины которых можно было увидеть в московском собрании известного мецената Сергея Ивановича Щукина. Помимо профессиональных интересов, русских и французских художников объединяло неприятие буржуазного общества с его отрицанием духовных ценностей, откровенно потребительским отношением к жизни, унижающим достоинство человека.

Но прежде всего художники «Бубнового валета» хотели вернуть живописи присущие только ей свойства – цвет, линию, пластику форм и объемов, придать ей новое звучание. «…У «Бубновых валетов» много действительной талантливости и «веселого ремесла», а – главное, молодости. Наиболее живописец из всех, пожалуй, Илья Машков. Ему ближе всех знакомы масляные краски и они ему повинуются…– писал дружелюбно настроенный поэт Максимилиан Волошин.

Илья Иванович Машков родился в 1881 году в станице Михайловская-на-Дону Саратовской губернии. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1900-1909гг) у Константина Коровина, Валентина Серова, Аполинария Васнецова. Посетил Австрию, Германию, Францию, Англию, Италию, Испанию, Турцию, Грецию, Египет. С 1918 года – профессор.

Преподавал в собственной студии (1902–1917), Государственных свободных художественных мастерских – Высших художественно-технических мастерских – Высшем художественно-техническом институте (1918–1930). Жил и работал в Москве. Был одним из организаторов объединения «Бубновый валет».

Сегодня в собрании Национального художественного музея Республики Беларусь находится 10 произведений Ильи Ивановича. Приобретенные на протяжении второй половины 1940-х – 1970-х годов у семьи художника и частных коллекционеров, они являются гордостью коллекции русской живописи.

«Женский портрет» написан в 1908 году. Портреты работы Машкова этого времени очень декоративны. Яркими, звучными пятнами выделяются на фоне огромных красных маков зеленая кофта и фиолетовая юбка сидящей женщины. На светлой коже лица и рук лежат энергично написанные разноцветные – красные, зеленые, фиолетовые – тени. Психологическая характеристика модели заменяется эмоциональной, «живописной». Картина захватывает зрителя напряженным ритмом красочных пятен и линий. Человек на портрете воспринимается как органичная часть великолепного своим цветовым богатством мира природы.

Интерес к предмету, его форме, массе, цвету, сделал ведущим жанром в творчестве художников «Бубнового валета» натюрморт. Огромное воздействие на них оказали картины французского художника Поля Сезанна. Художники «Бубнового валета» по-своему переосмысливали его достижения. Натюрморты Машкова отличает страстная влюбленность в натуру, жажда раскрыть все ее «секреты», постичь законы «внутренней жизни» предметов.

Одно из лучших произведений Ильи Машкова в собрании музея – «Натюрморт с дынями и тыквами» 1914–1915 гг. Художник увлечен самим актом «творения» картины. В этом также проявляется влияние Сезанна, который «одним из первых…увидел в краске не только ее цветовую функцию и красящее свойство, но ощутил эмоции, возникающие от восприятия самого вещества, теста краски, фактуры».

На фоне лежащей красивыми складками сине-зеленой драпировки разложены и расставлены фарфоровые и стеклянные вазы с яблоками и сливами, тыквы, арбуз, цветы в глиняных горшках. Интенсивным, насыщенным цветом художник выявляет «конструкцию» каждого предмета. Его восхищает многообразие форм, их первозданная мощь, пластическое совершенство, выразительность линий. Натюрморт написан с таким могучим живописным темпераментом, что возникает ощущение, будто перед нами цветы и плоды первых дней творения, как бы «первообразы» вещей. Картина воспринимается как торжественный гимн великим творческим силам Природы.

«Натюрморт с венками, яблоками и сливами» 1912–1914гг. увлекает зрителя своим кругообразным ритмом. Повторяя очертания висящих на стене венков, на столе как будто кружатся в «хороводе» фарфоровая тарелка и стеклянные вазы разнообразных форм с яблоками, персиками, сливами, виноградом. Энергичное чередование кругов и овалов, контрасты ярких, сочных цветов – розового, зеленого, фиолетового, желтого, оранжевого, красного, – придают композиции очень нарядный, декоративный характер.

В «Натюрморте с черепами» (конец 1910-х гг.) акт «творения» живописного произведения уступает место акту «любования». На фоне черно-оранжевой драпировки, напоминающей театральный занавес, как актеры, собирающиеся показать зрителю пьесу, расположились стеклянный кувшин, ваза с розами, икона, шкатулка красного дерева, округлый человеческий череп и остро вытянутый лошадиный, низкая ваза с крупным черным виноградом, большая белая тарелка с оранжевыми полосами. Композиция построена на противопоставлении предметов, различных по форме и фактуре. Художнику интересны и важны «эстетические свойства» каждого предмета. В «Натюрморте с черепами» есть драматизм, который создают сами формы, их напряженные отношения между собой. В цветовой гамме преобладают темные, насыщенные цвета – красный, оранжевый, черный, коричневый.

Украшением коллекции является «Пейзаж с прудом» 1921г. Он очень декоративен, великолепен красотой самой фактуры холста, выразительной лепкой объемов. Пространство разворачивается на вертикальном холсте снизу вверх, повторяя движение деревьев ввысь, к небу. Плотными, энергичными мазками художник передает могучую жизненную силу древесных стволов, ветвей, густой массы листьев. Яркий солнечный свет, поверхность воды, тени, лежащие на ней и на траве, кажутся осязаемо-материальными. Напряженно и радостно звучат чистые цвета: зеленый, фиолетовый, синий, желтый, сиреневый, белый, образующие чудесную живописную симфонию. В каждом ударе кистью чувствуется упоение сияющей красотой мира, счастьем бытия.

«Натурщица Фрося» 1924года – классический этюд подобного рода, на котором представлен излюбленный Машковым тип женщины с сильными, пышными формами. Темно-серый фон с едва заметным завитком ампирного кресла подчеркивает рельефно вылепленные руки и грудь, прикрытую черной тканью. Живопись этюда построена на контрасте темных и светлых, розовато-золотистых тонов. Еще учась в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, Илья Машков понял, как важно в искусстве следовать классическим традициям, чтобы достичь вершин мастерства. Особенно необходимо было сохранить эти традиции в начале нового века, когда многие молодые художники и литераторы вместе со «старым буржуазным» миром отвергали и «отжившие», как они считали, художественные системы. «Устаревшим» был объявлен даже алфавит. Футуристы – Владимир Маяковский, Василий Кандинский, братья Бурлюки, Велемир Хлебников заявляли: «…только мы – лицо Нового времени», и предлагали «сбросить Пушкина, Достоевского, Толстого с Парохода современности». Михаил Ларионов считал, что художнику вообще не нужна никакая школа. В такой «революционной» обстановке одна из «заповедей» классического искусства – работа с натуры – приобретала очень важное значение.

В 20-е годы художник обращается к темам современности. Был задуман цикл произведений «из жизни и быта курортных больных». В 1926 году написана картина «На пляже. Гурзуф». На ней изображены по-машковски мощные обнаженные женщины на берегу моря. Ослепительное южное солнце заливает холст, подчеркивая своеобразную красоту могучих, загорелых тел. Живопись полотна как будто соткана из небольших подвижных мазков, передающих атмосферу знойного летнего дня, блеск солнца на воде и раскаленной гальке пляжа, горячий, насыщенный морской солью воздух.

В 30-е годы Машков возвращается к традициям тональной системы живописи. В натюрморте «Цветы» (1939г.) неяркие солнечные лучи освещают простую глиняную вазу с тяжелыми, пышными розами, нежными колокольчиками гладиолусов, мохнатыми шарами георгин. В мягком свете приглушенно звучат красные, желтые, зеленые, лиловые, оранжевые цвета, создающие изысканную гармонию.

«Натюрморт с апельсинами» (1939 г.) по композиции напоминает «десерты» старых голландских мастеров, и как бы «одушевлен» присутствием человека. Каждый изображенный предмет живет своей «тихой жизнью», открывающейся только внимательному глазу. Художник великолепно передает фактуру белой с синим узором фарфоровой сахарницы, мерцающий на солнце стеклянный бок высокой винной бутылки, зеленое стекло изящной рюмки, шероховатую поверхность плотной кожуры апельсина и золотистую, сочную мякоть апельсиновых долек. Основные цвета натюрморта – белый, синий, оранжевый, зеленый, розовый – причудливо переплетаются в «восточном» узоре ткани фона.

В «Натюрморте с персиками» (около 1939г.) Машков не противопоставляет, а как бы уподобляет предметы друг другу, ищет и находит сходство между большим красным гранатом и зеленой керамической сахарницей с розовым пятном на боку, бархатистой поверхностью персиков и мягкой серой тканью фона. Разложенные на столе предметы написаны с таким ощущением их чувственной красоты, что хочется не только смотреть на них, но и взять в руки, ощутить под пальцами нежную кожицу персиков, холодное стекло бутылки, упругость ткани. Радость бытия утверждает себя в этом натюрморте.

…Вспоминая начало деятельности «Бубнового валета», Петр Кончаловский писал: «Всех нас объединяла тогда потребность пойти в атаку против старой живописи.…Это был для нас своего рода «период бури и натиска» как при выступлении романтиков…Основывая «Бубновый валет», наша группа ничуть не думала «эпатировать» буржуа…Ни о чем, кроме живописи мы тогда не думали. Было, конечно, много молодых увлечений, крайностей, но все они прошли, а то, что ценно и нужно, чего добивались, – хорошая живопись – осталась».

Авторы проекта: 
Текст – Зав. сектором лекционно-экскурсионной работы отдела научно-просветительской работы НХМ РБ М.А.Щербакова
Иллюстративный ряд (оцифровка произведений) - Д.Н. Козлов

Размещение на сайте – Зав. сектором мультимедийных технологий отдела научно-просветительской работы НХМ РБ П.А. Яницкая 

Авторы проекта выражают особую благодарность:
Хранителю фонда, ведущему научному сотруднику Е.Д. Шапошниковой, сотрудникам технической службы, за помощь в организации выставки.