Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Виртуальная выставка

22 мая 2017 года исполняется 110 лет со дня рождения заслуженного деятеля искусств Беларуси Елены Васильевны Аладовой (1907–1986).

История Национального художественного музея Республики Беларусь неразрывно связана с личностью Елены Васильевны, а ее биография неотделима от истории музея. Елена Аладова (до замужества — Пук) работала в музее с момента его основания до последних дней жизни, а с 1944 по 1977 год занимала пост директора.

Тридцать три года директорства Аладовой – это время, когда художественный музей, разграбленный в период немецкой оккупации, был восстановлен фактически с нуля. Под руководством Елены Васильевны, благодаря ее организаторским способностям, умению налаживать контакты и профессиональной интуиции, были собраны ценнейшие коллекции белорусского, русского, западноевропейского и восточного искусства, проведено тридцать экспедиций по выявлению и собиранию памятников древнебелорусского и белорусского народного искусства, широко развернута выставочная и научно-просветительская деятельность. В 1957 году благодаря стараниям Аладовой было открыто новое здание музея (архитектор М.И. Бакланов). Создание и развитие музея стало для Елены Васильевны смыслом всей жизни.

На этой небольшой виртуальной выставке представлены двенадцать фотографий из архива Национального художественного музея Республики Беларусь, сделанных в разные годы –  двенадцать мгновений из жизни Елены Васильевны Аладовой. Цитаты из документов и воспоминаний приводятся по книге «Елена Аладова. Музей – ее судьба» (Мн.: Мастацкая літаратура, 2006).

Дети Василия Исаевича и Елены Сильвестровны Пук (слева направо): Лена, Валя, Таня, Коля. 1916

Из воспоминаний В.Н. Аладова, сына Е.В. Аладовой: «Елена Васильевна как старшая из четырех детей на первых порах была их нянькой. Младшая сестра Татьяна в 16 лет выскочила замуж за комсомольского секретаря в Паричах Василия Самутина (1906–1981), который в 1930 году был назначен редактором газеты «Чырвоная змена» и перебрался в Минск. Самутину после ареста тестя велели оставить жену – «дочь белорусского нацдэма» – с двумя детьми и перебраться в Западную Белоруссию на подпольную работу.

Вторая сестра, Валентина, окончила только четыре класса и ло конца своих дней оставалась малограмотной. Она вышла замуж за «кустового агронома» (потом механизатора, директора МТС) в д. Старое Село Рогачевского района Гомельской области, который в 1944 году погиб на войне, оставив сиротами двоих детей.

Брат Николай учился и работал помощником машиниста. Перед войной служил на флоте старшиной на подводной лодке. Из-за растрат руководства его посадили в военную тюрьму. В Великую Отечественную попал в штрафной батальон, где «протрубил» всю войну, получив 16 тяжелых ранений и кучу орденов».

Студенты Белорусского государственного университета на каникулах в м. Паричи. Верхний ряд, вторая справа Елена Пук. 1924

Из автобиографии Е.В. Аладовой (1981): «Совмещая учебу с работой на университетских кафедрах, занималась в вечерней изостудии и с 1925 года, времени проведения 1-й Всебелорусской художественной выставки, сотрудничала с художниками по организации и обслуживанию всех республиканских выставок в последующие годы. С 1927 по 1932 год входила в молодежное объединение белорусских художников «Прамень», работала в БДМ по зарисовкам экспедиционных материалов и много времени уделяла общественной работе».

В день свадьбы. Елена Пук (Аладова) и Николай Аладов. 1928

Из автобиографии Е.В. Аладовой (1981): «В 1928 году вышла замуж за композитора Н.И. Аладова. Мы дружно прожили жизнь и воспитали троих детей».

Из воспоминаний В.Н. Аладова: «Регистрации в 1920-е годы не придавали значения – считали ее буржуазным пережитком; официально они зарегистрировали брак только в 1943 году в Саратове. Но мама со дня свадьбы стала называть себя Аладовой».

Семейное счастье на Сторожевке (Минск). Николай и Елена Аладовы с детьми Вальменом и Гельмиром. 1937

Из воспоминаний В.Н. Аладова: «Дом был достаточно ветхий. Зато к нему примыкал роскошный фруктовый сад с беседкой и будкой для сторожа или садовника, а перед окнами нашей квартиры мама разбила огромный палисадник, где она разводила цветы. Аллея, ведущая к дому, заросла сиренью».

Е.В. Аладова. 1947. Два года назад родилась дочь Радослава.

Из автобиографии Е.В. Аладовой (1981): «Первое послевоенное десятилетие моей директорской деятельности насыщено напряженными поисками значительных художественных произведений в частных собраниях Советского Союза и оформлением получения средств от правительства республики на оплату приобретения выявленных экспонатов по предоставляемым мной спискам».

Из воспоминаний Р.Н. Аладовой: «Часто вспоминаю одно из наиболее ярких моих детских впечатлений. Зимние сумерки, снежно. За окном ветер треплет ветви деревьев. Я сижу у мамы на коленях, и она мне рассказывает сказку о бременских музыкантах. Сквозь ветки пробивается огонек из соседнего особняка на горе. Я знаю, что именно там пируют сказочные разбойники. Но мне не страшно. От мамы исходит тепло и пахнет чем-то вкусным, и я чувствую себя в полной безопасности… Это чувство родного дома, защищенности, которое родители взрастили в душах моих старших братьев и моей, многое определяло в жизни нашей семьи».

Здание Государственного художественного музея БССР к сдаче готово! Слева направо: главный инженер проекта Б. Шлосберг, министр культуры БССР Г. Киселев, автор проекта М. Бакланов, Е. Аладова, скульптор А. Бембель. 1957

Из воспоминаний И.В. Назимовой, сотрудницы музея (1957–1990): «Накануне октябрьских праздников 1957 года жители Минска могли видеть необычную процессию, двигающуюся по улице Ленина от площади Свободы: сотрудники галереи, и пожилые, и молодые, несли, как иконы, наиболее ценные картины. Золоченые резные рамы для удобства транспортировки одевались на шеи. Так дружно и весело мы принимали участие в подготовке музея к торжественному открытию».

 

В экспедиции. Елена Аладова и реставратор Виктор Филатов. Брестская область. 1958

Из «Отчета о работе экспедиции Государственного художественного музея БССР…» от 5 августа 1958 года, составленного Е.В. Аладовой: «Задачей экспедиции было выявление и взятие на учет произведений изобразительного искусства белорусских художников до XIX века, находящихся в зданиях церквей и костелов, а также получение в собственность Художественного музея БССР произведений искусства из действующих культовых зданий, с согласия местных служителей культа…

В результате работы экспедиции выявлено более 200 произведений, представляющих художественную ценность. Основную массу представляют работы белорусских художников от XVI до начала XIX века. Найдены два произведения живописи XVI века кисти неизвестных художников. Находятся: одно – в церкви села Бытень Ивацевичского района, другое — в церкви села Дубенец Столинского района. Оба произведения имеют большую художественную ценность и являются самыми ранними сохранившимися произведениями белорусских художников. Обнаружено также несколько произведений с датой их создания, что является редкостью и имеет большое значение для атрибуции работ, не имеющих датировки».

Е.В. Аладова и главный хранитель музея А.И. Соколов у иконы «Избранные святые: Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст». 1963

Из воспоминаний Н.Ф. Высоцкой, сотрудницы музея (1964–2006), заведующей отделом древнебелорусского искусства (1980–2006): «Е.В. Аладова возглавляла также Шестую экспедицию 1963 года в Брестскую область, в составе которой работали музейные сотрудники –  заведующий отделом дореволюционного русского и советского искусства Петр Герасимович, реставратор Николай Куйчик и художник-оформитель Иван Миско. Именно этой экспедицией были вывезены единственный сохранившийся в Беларуси шерешевский иконостас XVII века, храмовая икона “Избранные святые”, фрагменты деревянной резьбы и феретрон.

Надя Леже – гость музея. На первом плане слева направо: заместитель министра культуры БССР Ю. Михневич, Е. Аладова, народный художник БССР А. Бембель, Н. Леже, искусствовед, старший научный сотрудник музея Н. Барановская. 1967

Из воспоминаний Н. Марченко, сотрудницы музея (1962–1967): «Помню, как приехала к нам с подарками – уникальными репродукциями картин западноевропейских живописцев – французская художница Надежда Петровна Леже, вдова знаменитого Фернана Леже. В кабинете у Елены Васильевны собралась группа художников и музейных сотрудников. Сидим, разговариваем. Вдруг Надежда Петровна говорит Аладовой: «Давайте я сейчас позвоню в Париж Марку Захаровичу… Надо его пригласить в Белоруссию…». Мы все онемели: как это, звонить самому Шагалу! Леже, увидев нашу реакцию, улыбнулась: «Да он ждет моего звонка… Я ему всегда говорю: Марк, Марк, чего ты ждешь? Надо ехать, это твоя Родина… Вот я, когда приходит желание, в любое время могу приехать в Москву, Минск или в родной Зембин…». А мы слушаем и ждем: позвонит – не позвонит… Не позвонила – что-то помешало».

Е.В. Аладова у «Портрета доктора Н.И. Бера с женой Н.М. Бер» В. Тропинина. 1976

Из статьи Е.К. Ресиной «Обретенные картины»: «Имеющиеся в Национальном художественном музее Республики Беларусь девять полотен В. Тропинина до поступления в музей входили в коллекции разных московских владельцев. Они вносят весьма существенный оттенок в общеизвестное представление о своеобразии творческого лица этого крупнейшего русского живописца. Здесь … «Портрет доктора Н.И. Бера с женой Н.М. Бер» со своей атрибутикой парадного портрета, но трактованный в интимно-лирическом ключе. По существу, это одно из последних значительных полотен Тропинина».

Е.В. Аладова. 1976

Из воспоминаний Р.Н. Аладовой: «Мама говорила мне, что была счастливым человеком. Действительно, она занималась любимым делом и воочию видела его результаты. Было у нее и официальное признание: почетное звание, ордена и медали, которыми она гордилась, но в силу природной скромности стеснялась их надевать».

В кругу друзей, коллег и единомышленников. Празднование 70-летия Е.В. Аладовой (в центре, с букетом цветов). 1977

Из воспоминаний Б.А. Крепака, заслуженного деятеля искусств Беларуси: «В 1977 году Елена Васильевна вышла на пенсию… Но до самой смерти она продолжала опекать и консультировать музей, который был для нее всем. Без этого жить она не могла.

«Как немилосердно летит время!» – с грустью сказала она, отмечая свое 70-летие… За окном отцветала черемуха: был конец мая 1977 года. Аладовой оставалось жить еще девять лет и одну неделю».