Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Акварельные медитации Вячеслава Павловца. Из собрания Национального художественного музея Республики Беларусь

Вячеслав Павловец – один из выдающихся акварелистов Беларуси рубежа ХХ–ХХI столетий – в этом году отметил свое 60-летие. Некоторые из его произведений уже давно стали классикой белорусского искусства ХХ века и вошли во многие альбомы и постоянную экспозицию Национального художественного музея Республики Беларусь, в фондах которого хранятся 18 его лучших произведений разных лет. С некоторыми из них можно познакомиться на этой виртуальной выставке.

Этот художник в современном отечественном искусстве стал хранителем традиций, последователем ведущих мастеров графики ХХ века Аркадия Астаповича, Виталия Цвирко, Зои Литвиновой. С одной стороны, он удерживает исконно высокий уровень белорусской реалистической акварельной школы, с другой – постоянно экспериментирует, создавая особый тип метафизической философской акварели. Об этих проявлениях в его творчестве свидетельствуют даже названия графических циклов – «Впечатления», «Деревья», «Материя времени», «Реальность нереальности», «Движение подсознательного», «Создание буквы», «Геометрия пейзажа».

Постоянной натурой и неиссякаемым источником размышлений о поэзии и философии, скрытой в природе, стали купаловские места – пейзажи старинного фольварка Видогощ под Минском у озера Вяча, где после войны дед художника поставил дом. Духовная связь с этими любимыми с детства местами проявилась уже в дипломном проекте иллюстрациями к стихам Янки Купалы, задуманными в офорте, но в результате выполненными в акварели, которая стала его излюбленной техникой на всю жизнь. Вячеслав Павловец – до сих пор верный приверженец акварели, точно чувствующий особую философию материала. «Акварель – вполне самодостаточный вид творчества, вобравший все лучшее и от живописи, и от графики, и от своей предшественницы фрески. Акварель сформировала мой образ жизни, незаметно «перетекла» в жизнетворчество», – считает он. От абсолютной преданности натуре первых лет самостоятельной работы Павловец ушел в принципиальную импровизационность, работу по памяти. 

Акварели Павловца – проекция его эмоций на лист бумаги, почти медитации. Его безусловные шедевры – монохромные минималистические пейзажи. Павловец, можно сказать, воспел и возвысил до поэтической метафоры белорусский бессолнечный «серенький денек», в котором он увидел десятки тончайших нюансов. «Больше всего люблю писать зимние пейзажи и серый день – говорит художник. – Лишенный света, солнца, он как бы зависает во Вселенной. Времени нет. И я думаю: вот случай начать жизнь с нуля, с самого начала. С белого листа – в прямом и переносном смыслах. Кто-то скажет: это момент истины. Я своими акварелями говорю: это момент бессмертия человека, бессмертия его души». Ему удалось графически «сформулировать» белорусский пейзаж, превратив его в чистый эстетический феномен.Они абсолютно гармоничные и узнаваемо национальные. Но к ним ощутимо подмешивается «что-то еще», неуловимо восточное. По лаконизму, строгости и дисциплине листа, эмоциональной спонтанности, соразмерности композиции, соотношении земли и неба, выборе той единственно точной детали, на которой стоит сделать акцент, их можно сравнить с классическими японскими. Это своеобразные графические белорусские «хокку», образные трехстишия. С философией Востока его сближает не только минимализм и точность выбора выразительных средств, но созерцательность и поэтизация нюансов переходных состояний в природе.

Сейчас художник пишет быстро – в технике «a la prima» – в один прием «по-мокрому», доверяя случайностям и превратностям текучей краски. В этом он видит прелесть работы акварелиста и его удовольствие от процесса творчества и добытого результата. Он пишет тонким слоем, чтобы бумага просвечивала, «дышала», причем без предварительного карандашного наброска. «Акварель не выносит насилия, надо следовать за ней, за ходом краски, слушая ее подсказки, добиваясь, чтобы в результате прозвучала светоносная музыка. Жесткого плана никогда нет, все построено на спонтанности, иногда я и сам не знаю, что получится. Это похоже на каллиграфию, мгновенность образа, создаваемого за секунды рукой мастера», – говорит художник.

Акварели Вячеслава Павловца всегда узнаваемы по особому гармоничному образному строю – чистейшей поэзии в акварели. Можно назвать его по старинке мастером «пейзажа настроения», необычайно чутким к природе, к самопознанию человека через природу и творению в гармонии с ней. Но этого определения недостаточно. В его акварелях ярко проявляется особенная личная интонация, магия, которая завораживает и безошибочно действует на людей разного уровня, возраста и образования. Его произведения останавливают зрителя и погружают в волшебство слияния бумаги, краски, воды и света. Его творчество – камертон абсолютного вкуса и мастерства в современной белорусской графике.

Автор текста – Н.М. Усова, ведущий научный сотрудник Национального художественного музея Республики Беларусь


Небо. 1991. Бумага, смешанная техника. 70х90

 

Впечатления. 1991. Бумага, смешанная техника. 70х90 

 

Первый снег. 2004. Бумага, акварель. 40х60

Чёрно-белые мечты. 2006. Бумага, акварель. 43х61,5

Предчувствие весны. 1984. Бумага, акварель. 70х90

Городище. 1984. Бумага, акварель. 70х90

Силуэт Несвижа. 1987. Бумага, акварель. 66х90

Ракутёвщина. 1987. Бумага, акварель. 90х70

Богоявленский собор в Полоцке. Серия "Пути". 1989. Бумага, акварель. 59,6х83,8 

Старинная Прага. Серия "Пути". 1989. Бумага, акварель. 59,6х83,6

Краков. Серия "Пути". 1989. Бумага, акварель. 59,5х83,5