Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

05.09 – 11.12.2015. Продлена по 13 декабря!

С 5 сентября по 11 декабря 2015 года (работа выставки продлена по 13 декабря!) будет экспонироваться выставка «От реализма к импрессионизму…» (русская живопись второй половины XIX – начала ХХ века) из собрания Государственной Третьяковской галереи (Москва), где будет представлено около 60 живописных полотен известных мастеров, среди которых Василий Верещагин, Исаак Левитан, Василий Поленов, Иван Шишкин, Алексей Саврасов, Владимир Маковский, Илья Репин, Станислав Жуковский, Игорь Грабарь, Константин Коровин, Филипп Малявин и многие другие.

Все произведения будут представлены в Минске впервые!

«Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения, никаких чудес – дайте мне хотя бы лужу грязную, да чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всем может быть, это дело художника», – писал П.М. Третьяков в самом начале 1860-х годов одному из своих постоянных корреспондентов, пейзажисту А.Г. Горавскому.

Эти слова отразили не только позицию самого Третьякова, но фактически они были программой реализма, господствующего направления в русском изобразительном искусстве второй половины XIX века. Это направление не было однообразным, в творчестве каждого из мастеров, в том числе и пейзажистов, наряду с объективностью отражения окружающего мира находило выражение индивидуальное восприятие родной природы.

Лирические пейзажи А.К. Саврасова, наиболее яркого представителя московской художественной школы с ее задушевностью, простотой, сердечностью, соседствовали на выставках с картинами петербуржца И.И. Шишкина с эпическим восприятием природы. Лирика пейзажей Саврасова заключала в себе глубокую эмоциональность, а зрелые работы художника уже таили желание выразить настроение, созвучное душе человека («Пейзаж с болотом и лесным островом». Конец 1860-х – начало 1870-х). В работах учеников Саврасова, в частности И.И. Левитана, это качество получит наиболее полное выражение.

Крепкий реализм И.И. Шишкина претерпевает свою эволюцию. От объективной тщательности изображения художник идет к пленэрной живописи на открытом воздухе, учитывая богатую сложность взаимодействия природной среды с воздухом, солнцем, освещением. Таким пейзажем является его «Летний день» (1891).

Ученик Шишкина Ф.А. Васильев, многое усвоивший в живописной манере своего наставника, умел соединить «тщательность исполнения без сухости» с живой эмоциональностью в воспроизведении природы. В его картинах уроки французских художников барбизонской школы, открывших в искусстве значимость и красоту единства мира природы и световоздушной среды, то, что получило название пленэрной живописи, нашли тонкое и убедительное воплощение. «Дорога в березовом лесу» (1867–1869) – одно из подобных произведений молодого, рано ушедшего из жизни художника.

Пленэрные пейзажи, утвердившиеся в русской живописи в 1870–1880-е годы, сулили в ближайшее время новые открытия в этой области. Совет главы передвижников И.Н. Крамского молодому поколению о том, что русскому искусству пора «двинуться к воздуху, свету, краскам», был воспринят многими живописцами.

Один из ярких и неординарных художников русской пейзажной школы – А.И. Куинджи. Его пейзажи, основанные на реалистическом восприятии мира, одновременно содержали черты романтизма и были преображены яркой творческой индивидуальностью художника. Первые картины Куинджи, связанные с передвижнической традицией «печалования», скорби о народной судьбе, вскоре сменяют работы, которые открывали новые возможности пейзажной живописи и прокладывали пути новым исканиям.

Появившаяся на выставке Товарищества передвижников в 1879 году «Березовая роща» стала для зрителей новаторским открытием. Главный герой этой картины – солнце, чередование света и тени. В своей сверкающей красоте «Березовая роща» одновременно реальна и условна. Куинджи доводит реальные впечатления почти до символических звучаний. «Художником света» называл его И.Е. Репин, – и утверждал: «Иллюзия света была его Богом, и не было художника, равного ему в достижении этого чуда живописи». В смелости обращения Куинджи с краской и цветом современники усматривали близость с французскими художниками-экспериментаторами – импрессионистами, сравнивали его с Клодом Моне и называли его первым русским импрессионистом, но импрессионизм Куинджи был особенный, индивидуальный. Почти до иллюзии воссоздавая на холсте «свечение» природы, он в то же время усиливал монументально-декоративное звучание картин.

Начиная с 1870-х годов открытия французских импрессионистов все более начинают занимать русских живописцев. Однако на русской почве импрессионизм приобретает свои, индивидуальные черты. С живописью французских новаторов знакомил своих учеников В.Д. Поленов, преподававший в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В своих произведениях он органично соединил пейзаж и элементы жанра, что станет совершенно естественным явлением для следующего поколения художников, многие из которых были его учениками.

Новый этап пейзажной живописи связан с именем И.И. Левитана, ученика Саврасова и Поленова. Он развил в своем искусстве искания своих учителей, создав особый тип пейзажа, созвучный тончайшим движениям человеческой души. В его искусстве нашли отражение важные стороны духовной жизни человека последних десятилетий XIX века. Картины художника многообразны по эмоциональному состоянию и по своим художественным задачам. В светлой, легкой по живописи «Березовой роще» (1889) Левитан останавливается на уровне предимпрессионизма. В живописи картины соблюдена та мера подробности и обобщения, которая создает целостный и возвышенный образ. Свобода и непринужденность живописи сближает пейзаж с импрессионистическим пониманием изображения природы.

Мотив уединения, ухода от бурного потока жизни в 1880–1890-е годы становится популярным в русской литературе, особенно в поэзии, в музыкальном творчестве. В картине Е.Н. Виллиам «К вечеру» (1897) эта тема находит свою интерпретацию.

Наиболее ярко и полно импрессионистический подход к натуре выразился в творчестве К.А. Коровина. В своих полотнах он умел сохранить свежесть впечатлений и передать ощущение радости жизни, наслаждение богатством цвета как праздника для глаз и души. Коровин стремился «слиться с природой, раствориться в ее стихии», он достигал этого свободной живописью, раскованным широким мазком, обилием света, будь то пейзаж, натюрморт или портрет.

К наиболее радикальным русским импрессионистам принадлежит И.Э. Грабарь. Он использует в своей живописной системе новый для русского импрессионизма раздельный мазок и соединяет на холсте дополнительные цвета. Подвижные мазки чистой краски, не смешанные на палитре, на расстоянии соединяются в общий тон, который оказывается живым, достоверным, сложным («Угасающий день». 1904).

Более спокойная, импрессионистическая манера, которую можно назвать русским лирическим импрессионизмом, характеризует живопись С.Ю. Жуковского, С.А. Виноградова. В их пейзажах с изображением старых усадеб, лесных озер или тихих речек слышится элегическая печаль по ушедшему времени или наступающей осени.

Непосредственность натурного импрессионистического восприятия природы с праздничной торжественностью соединяют в себе композиции К.Ф. Юона («Сельский праздник. Тверская губерния». 1910). Стремясь к монументальности, художник использует большие размеры холста, обобщает силуэты, подчеркивает реальность фактуры. Эти качества его живописи содержат приметы новой стилистики, которая найдет воплощение у следующего поколения мастеров.

Увлечение импрессионизмом проявилось в большей или меньшей степени в творчестве многих художников рубежа XIX–ХХ столетий. Русский импрессионизм имел свои особенности. В отличие от классических примеров французских художников, русские живописцы не «растворяли» предмет в световоздушной среде, но при свободе и открытости живописной манеры сохраняли его материальность, осязаемость. Для русских импрессионистов присущ проникновенный лиризм, традиционный для русского пейзажа в целом, еще со времен Саврасова. Во многом благодаря именно этому качеству импрессионизм в русской живописи, полно проявившись в 1880 – 1900-е годы, не исчерпал себя только в эти десятилетия, но дожил вплоть до конца ХХ столетия.

Г.С. Чурак,

заведующая отделом живописи

второй половины XIX – начала ХХ века

Государственной Третьяковской галереи

 

Куратор выставки – Алексей Петрович Хоряк, заведующий отделом русского и зарубежного искусства Национального художественного музея Республики Беларусь.