Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Белорусско-швецкий проект «Art IncLab»: музейный перформанс как средство инклюзивной коммуникации

Анализ уникальной  методики  восприятия произведений изобразительного искусства людьми с ограниченными возможностями  через постановку инклюзивных музейных перформенсов, выработанную  специалистами общественной организацией ShareMusic & Performing Arts  и кураторами Национального художественного музея Республики Беларусь в проекте «Art IncLab» (2017-2018). Рассматриваются основные принципы и механизмы стратегии синтеза музыки, танца, движения, мультимедиа как элементов перформанса  для понимания арт-объектов и адаптации людей с инвалидностью в музейном пространстве.

Совместный белорусско-шведский проект «Инклюзивная художественная лаборатория», стартовавший в 2017 году в Национальном художественном музее Республики Беларусь, реализуемый  совместно с  шведской общественной организацией ShareMusic & Performing Arts  (руководитель София Александерссон)  при поддержке   Шведского института, был  рассчитан  на полтора года. Ставились две задачи:  совместными усилиями разработать нетрадиционные для  музейного дела  методы работы с особой аудиторией посетителей – молодыми людьми с ограниченными возможностями и  впоследствии  пропагандировать наиболее удачные  результаты экспериментов представителям  музейного сообщества Беларуси через семинары и тренинги.

Цель проекта - научить посетителя видеть  произведение искусства нестандартно, открывая в нем новые смыслы. Новации заключались в комплексном  использовании музыки, пения,  хореографии и пантомимы для постановки музейного перформанса – особой формы современного искусства.  Опыт такой работы широко используется в культурных учреждениях Швеции и  был предварительно изучен на 5-дневной насыщенной событиями стажировке четырех   музейных кураторов в музеях, библиотеках и культурных центрах трех городов Швеции – Стокгольма, Енчерпинга и Мальме в ноябре  2017 года.

За основу экспериментов были определены  принципы  наибольшего разноообразия практик и  форм работы:  при неизменных музейных кураторах -  сменяющиеся команды людей с  разными ограничениями – (нарушениями слуха, зрения, подвижности, интеллекта, приглашенных из территориальных Центров дневного пребывания инвалидов), разные площадки в Минске и Могилеве и соответственно  иные формы  музейного перформанса под руководством сменных (всего 9-ти)  творческих тьюторов из Швеции. Проект предполагал  4 ежеквартальные  трехдневные лаборатории с обязательным участием  белорусских ассистентов – композиторов, режиссеров, музыкантов, художников, и волонтеров – сопровождающих родителей, социальных работников,  переводчиков  с английского языка и сурдопереводчиков. Все три дня международная  команда проводила в музее; здесь же проходили и репетиции,  как и показ окончательного представления, сведения о котором распространялись через сайт музея и социальные сети.  Питание  участников   осуществлялось в музейном либо близлежащем кафе.  Всего в лабораториях  в двух городах за полтора года  приняло участие  110-115 человек.

В качестве креативных кураторов (тьюторов)  со стороны «ShareMusic & Performing Arts   привлекались известные в Швеции музыканты, хороеграфы и композиторы, среди которых было несколько  молодых харизматичных мужчин, что относительно  редко в почти исключительно женских коллективах белорусских музеев. Ими стали  специалист по мультипликационной графике, анимации, интерактивному дизайну Хелен Берг,  композитор и музыкант Томас Хюленвик,  ассистент творческих руководителей Йоханна Ханн (1-ая Лаборатория, Минск), хореограф и танцовщица  Хелен Карабуда и музыкант, композитор Юнас Юнассон ( 2-ая Лаборатория, Минск)  музыканты -  Юнас Ларссон, основатель группы современной классической музыки «Gageego» и Поль Ботен, композитор и музыкальный продюсер ( 3-я Лаборатория, Минск),  саунд- композитор Ян Карлеклев, специалист по компьютерной музыке и  режиссер Оса Йоханнессон (4-ая Лаборатория, Могилев). Их работа проходила   в тесном сотрудничестве  с молодыми белорусскими ассистентами -   композитором Мариной Лукашевич и слабовидящим музыкантом Яном Гончаровым, режиссером социального театра  Валентиной Мороз, художником-монументалистом Василием Зенько. Процесс репетиций участников Лабораторий тщательно документировался: фотографировался и  снимался на видео, в результате  чего появилось  несколько  текстов, тизеров  и восемь  5 и 26-минутных  видеороликов. (1)

Уже первый опыт общения показал ошибочность убеждения, что людям с инвалидностью   в музее нужны только о пандусы и безбарьерная среда. Конечно, нужны и они, но самое важное для  людей с ограничениями  — это быть в социуме,  ощущать себя равноправными, слушать и говорить об  изобразительном об искусстве, о котором обычно никто не   с ними  не говорит. Как правило,  участие в Лабораториях было  первым опытом молодых инвалидов посещения    художественного музея. Для нас, музейщиков, это стало  особым вызовом: как говорить об искусстве,  если  твой посетитель ничего не слышит или почти ничего не видит, плохо запоминает? Уникальная методика шведских кураторов, выработанная за 15 лет практики, к сожалению, научно не описанная и  не обработанная, показала свою продуктивность.  Не являясь арттерапевтической практикой, она  направлена на  совместное преодоления  страхов, неуверенности в себе, уверенности  в своих силах и возможности  показать, на что мы способны все вместе.  Недаром, главной реакцией  наших гостей да и нас самих было удивление и радость: «Оказывается, я многое могу!»

Формат перформанса был  выбран  неслучайно  - это   одна из форм современного искусства ХХ века, игра, церемониал, играющий  и в  обычной  жизни людей важную роль. Это  – ритуал публичного действа, «в котором культура сложным образом возвещает о себе самой». (2) В Беларуси есть опыт проведения художественных перформансов в пространстве  выставочного зала или музея (художница-концептуалист Людмила Русова, 1954- 2010) и целого фестиваля перформанса «Новинки», много таких действ проходит в Музее Заира Азгура в Минске. Но это авторские перформансы, где по главе угла стоит личность актера или  художника-перформера. А  в области создания  музейного перформанса Национальный художественный музей Республики Беларусь  по-видимому, выступает пионером, как и  культурная организация ShareMusic & Performing Arts, для которой опыт работы в  крупном художественном музее тоже был первым.   Что же такое музейный перформанс?

Музейный перформанс  меняет ролевые установки:  посетитель становится  активным актером или зрителем,  а пространство музея -   сценой. Сам факт такого взаимодействия с произведением искусства нарушает привычные роли: художник – демиург,  музейный куратор – медиатор, зритель –  пассивный потребитель художественных идей «без права голоса». Перформанс в музее – свершение действия у произведения искусства, попытка  изучить и  передать его смысл невербальными методами.  В нем заняты несколько человек с различными ролями, хотя сразу определяется наиболее креативный участник, берущий на себя функции «режиссера». Между всеми участниками этого коммуникативного акта создается особое поле напряжения, пространство общих приложенных усилий. С одной стороны, это  подготовленное, задуманное отрепетированное действо, повторенное всеми  участниками, с другой стороны, оно проходит в реальном времени и открыто всем случайностям. Отсюда его непредсказуемость и спонтанность.  Перформанс  тесно связан с проблемами живописи авангарда:  в нем тоже манифестируется преодоление живописного пространства картины, выход к ее конструкции  -  основная тенденция авангардного искусства. Но по-настоящему соприкоснуться с произведением искусства, прожить его,   можно только «прочувствовав» ее, пропустив через себя. Перформанс предполагает  публичность показа,  наблюдателей – иных посетителей музея или специально приглашенных гостей. Без них уходит театральность и зрелищность.  Это оказалось важным и интересным  и  для людей  со всеми органами чувств, и  людей с ограничениями.

«Сыгранная  картина» - особый способ ее переживания и интерпретации, более сложный, требующий элементарных навыков режиссуры. Особенно это касается произведений со сложной неуловимой символикой или абстрактной живописи.  На этом этапе все  рассчитывают на  помощь  музейных  кураторов:  сначала картину или скульптуру подробно (специальным методиками аудиодескрипции или на языке жестов, или «ясном языке»)  описывают всем участникам, растолковывают ее смысл, рассказывают ее историю, биографию художника. Следующий этап освоения картины -  общее обсуждение идеи и смысла произведения, способов его передачи методом  перформанса, роли каждого в мини-спектакле, согласованности и подбора музыки.  Члены  международной команды, разделенные на небольшие группы, становились творцами, равноправными участниками процесса.  Каждый участник  мог предложить свое понимание произведения, уловить новые и неожиданные смыслы, подчас неожтданные, нестандартные  и парадоксальные  для самих музейных кураторов.

Следует отметить пять этапов работы:  знакомство - обсуждение произведения – постановка - озвучивание - собственно представление перед зрителями.

 «Музейный» перформанс переводит на  иные языки особенный текст изобразительного искусства. Это решительная интервенция в привычную «музейную тишину». Музейное пространство превращается в репетиционный зал, наполняется шумом, смехом, топотом и музыкой. Интересно, что вопреки сомнениям, ни одной жалобы от иных посетителей не поступило. Вот как об этом сказала участница 1-ой инклюзивной Лаборатории  незрячая   пианистка  23-летняя Мария Рудко : « …для нас это было неожиданно и удивительно. Я представляю, как это было странно для посетителей, потому что залы  (а мы работали  в двух залах) не закрывались на этот период…. Одним из заданий было выбрать новый ракурс просмотра произведения,  и мне сказали, что другие  посетители невольно тоже старались принять такую же позу. Им было интересно тоже… (3)

В чем роль   международной команды  тьюторов? Стремление деликатно и ненавязчиво  предложить неожиданный спонтанный нетрадиционный взгляд на произведение искусства под другим углом зрения, с непривычного ракурса путем конструирования «иной» самодельной  музыки и  движения.  Перформанс,  кроме развлечения выполняет и другие функции,  информирование, наставление, обучение. Он приобретает новое качество. Он заставляет посмотреть на произведения  искусства свежим взглядом. Это не ново. Музеи современного искусства давно уже снимают  так называемые «изоанимации» - ролики и клипы – интерпретации известных  произведений через мультипликацию, которая дает авторский субъективный взгляд на картину, ироничный, иногда на грани стеба. Здесь же новые  смыслы рождаются сообща, спонтанно в доверительной  атмосфере уважения к каждому мнению. Главные составляющие  методики инклюзивных Лабораторий:

- предварительный выбор и оценка  площадок в музее, причем оказалось, что наличие больших залов совсем необязательно;

- знакомство с командой (17 – 24 человека) в общем кругу через  демонстрацию и повторение всеми участниками  индивидуального движения или жеста,  пластической пантомимы, что раскрепощает всех участников;

- принцип  «включенного наблюдения» и «насыщенного эмоциями описания», где музейным куратором описывается для всех  не только сюжетная сторона (если она есть), но и улавливаются основные смыслы картины, ее эмоциональное воздействие на зрителя. Часто предлагалось найти  определения, метафоры, эпитеты, ассоциации, звуки, собственную историю произведения.

- естественное и во многом неожиданное для них самих  включение в процесс действия Лабораторий так называемых «наблюдателей» -  социальных работников, сопровождающих родителей, переводчиков, студентов-волонтеров, которое и делало эти Лаборатории по настоящему инклюзивными.

 - создания групповых скульптур ( что-то подобное на « живые картины» 19 века), предполагавшее импровизацию каждого участника.Важную роль играет тактильное взаимодействие всех участников,  сознательного и добровольного нарушения границ личного пространства , ведущее к  доверию и эмоциональному расслаблению;

-  создание звукового сопровождения произведения искусства через совместное пение и конструирования музыки   всей
командой (пение,  топот, ритмика хлопков, шуршание бумаги,  звуков терминвокса, ударных)  в том числе и на языке жестов, невероятно сплотившего всех участников, попробовавших новый неизвестный язык и осознавших его красоту и  символичность.

- стимуляция мультисенсорного восприятия произведения искусства. Кажется, что опыт посещения музея  исключительно визуальный, однако на самом деле задействуются самые разные органы чувств. Посетитель испытывает воздействие разнообразных стимулов: визуальных, аудиальных, обонятельных, тактильных и даже вкусовых (перепады температуры, переходя в залы нового корпуса,  шум вентиляции, запахи кофе из музейного кафе).

-   активное использование мультимедиа, « музыкальных» планшетов, роликов,  созданных  с помощью специальной компьютерной программы -  метод, вызвавшего особый ажиотаж у  всех без исключения участников лаборатории. В отличие от «изоанимаций»  здесь предлагалось «срежиссировать и сыграть сценку»  при помощи мультимедиа,  буквально проникая в  ее структуры виртуально,  населив ее собой. «Вживание в картину» превращается в веселую  ролевую игру, где каждый персонаж - участник дает волю воображению и чувству юмора. Так произошло с умиротворенным пейзажем народного художника Беларуси Анатолия Барановского «Цветы Браславщины», который участники команды, включив фантазию, населили персонажами – отдыхающей на природе компанией, создав  неожиданные решения, идущие вразрез со стереотипами и привычными установками. Присутствие  «иного», «другого»,  непохожего приводит к тонкому психологическому и энергетическому обмену между участниками, которые вынуждены понимать  друга в рамках заданной задачи. Перформанс способствует групповой солидарности, сплочению всех  членов маленького коллектива.  В нем ценится отсутствие строгой иерархии, уход от подчиненности, зависимости,  равновеликость всех участников, непосредственность, аутентичность, спотнанность, импровизационность, раскрепощенность каждого участника.

Итак. Перформанс в музее более апеллирует не к пантомиме или театру как звуковой текстовой драме, а к  древнему ритуалу, или  даже  к «религиозной мистерии», как назвал  финальный перформанс присутствующий на одном из представлений белорусский поэт Алесь Рязанов. Современный теоретик перформанса Э.Фишер-Лихте отметил  такое важное составляющее современного перформанса как luminalexpierence, понятия перехода – опыт перехода или пороговые переживания, связанные с обрядами инициации, смерти или любви. (4) Перформанс – коммуникативое искусство, в нем важен сам факт встречи физического  и непосредсвенного взаимовлияния людей друг на друга. Участники входят в него со своими представлениями, навыками, намерениями, желаниями, надеждами, но действо это обладает особой преобразующей  способностью.

Перформанс считается успешным, если зрителю удается уйти  от обыденного сознания, пережить опыт «люминальности», как ритуальном действе  - переживания, когда  обычное воспринимается как необыкновенное,  когда у зрителя и участника  появляется ощущение волшебства –  впечатления, катарсиса, эстетического восторга, яркого переживание от увиденного – создание эмоционального резонанса посредством телесных действий, музыки, костюмов, движений. Особо сильное эмоциональное воздействие, следует признать, оказывает музыка, сочиненная совместно, на глазах участников. Действенность шведской  методики доказывает то обстоятельство, что каждая Лаборатория   при разных тьюторах и разнообразии стратегий  неизменно гарантировала это ощущение крайне  ценного яркого и  волнующего опыта.

Проект показал действенность   неожиданной и очень современной стратегии работы с молодыми  людьми с особыми потребностями. Уменьшая количество правил и руководств, тьюторы  пытались сделать так, чтобы на  музейной площадке (несмотря на ряд естественных для всех музеев  запретов)  было больше свободы, чтобы участники были открыты и не боялись допустить ошибку. «Контакт между участниками  нашелся очень быстро и для меня стало ясно, что в общем особых преград-то  и нет. Казалось, как я незрячая, могу контактировать с неслышащим, а вот могу, оказывается… Не совсем точно и не с первого раза, конечно, но тем не  менее…», -  с удивлением отметила Мария Рутко. «Некоторые приемы Лабораторий я подсмотрела, чтобы применить в своем театре,» - сказала  режиссер социального театра Валентина Мороз.

Результатом экспериментальных лабораторий стало всеобщее  убеждение, что пространство музея  не только в состоянии предоставить множество разнообразных  возможностей для принципиально новых моделей коммуникации, но   дает бесчисленные и часто неожиданные открытия, формирует новые идеи и рождает  ранее неизвестные эмоции и  ощущения.  Совершился подрыв ожиданий и представлений о том, что может делать в музее человек с инвалидностью. Их 4 музейных лабораторий органично  выросли еще три инклюзивных проекта -  создание серии тактильных картин « И чувствуя, видеть…» Василия Зенько, запись экскурсии по музею на языке жестов, музейное занятие для незрячих « ХХ век на ладонях» с использованием тактильных моделей, выставка « Мара» глухих студентов Белорусской Академии искусств (2018). Экспертами и участниками  всех их выступили  участники Лабораторий. Между членами команды завязались творческие и дружеские связи, постоянные контакты в соцсетях, совместные прогулки. Теме инклюзии стали посвящать семинары, симпозиумы,  круглые столы и дискуссии не  только в Минске, но и в регионах – Мозыре и Гомеле. Инклюзия стала одним из важных направлений развития Национального художественного  музея Республики Беларусь. Дальняя цель – отсутствие маркировки художественных проектов, выставок и мероприятий как инклюзивных, так как  истинная инклюзия естественна и незаметна.

Надежда Усова, ведущий научный сотрудник НХМ РБ, Минск, Беларусь

Ссылки

  1. Электронный ресурс:  сайт Национального художественного музея Республики беларусь https://www.artmuseum.by/ru
  2. Рыжакова С.Е., Сироткина И.Е. Performance studies:концепция и исследовательские подходы. // Обсерватория культуры. 2016. - Т. 13. - № 6.  С.726-733
  3. Интервью (фрагмент)  с незрячей пианисткой Марией Рутко, педагогом  специализированной СШ № 188 г. Минска. Декабрь 2017.Диктофонная запись.
  4. Макгиннис Р. ДОСТУП В МУЗЕЙ И ОСМОТР ЭКСПОЗИЦИИ СЛАБОВИДЯЩИМИ И НЕЗРЯЧИМИ ПОСЕТИТЕЛЯМИ НА ПРИМЕРЕ МУЗЕЯ МЕТРОПОЛИТЕН (НЬЮ-ЙОРК, США). // МУЗЕЙ ОЩУЩЕНИЙ: СЛАБОВИДЯЩИЕ И НЕЗРЯЧИЕ ПОСЕТИТЕЛИ. ОПЫТ МУЗЕЯ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «ГАРАЖ».  Музей современного искусства «Гараж», Москва, 2018 Интернет –ресурс:  http://specialview.org/metronic/uploads/metodic.pdf. Режим доступа:2018