Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Ариаполис

Раздел 7

Вселенная Язэпа Дроздовича. Жизнь на Луне. Ариаполис

Страница из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

Застройка лунного города Ариаполиса, согласно Я. Дроздовичу, достаточно однообразна: вдоль узких улиц, вымощенных мелким серым камнем, тянутся одинаковые здания высотою в два-три человеческих роста и шириною от полусотни до сотни метров. Эти дома-кварталы, построенные из неоштукатуренного рыжего кирпича, лишены какого-либо декора: они гладкостенные, безоконные, с плоскими крышами.

Вместе с тем Я. Дроздович отмечает исключительную чистоту на улицах Ариополиса. Кроме того, в отличие от большинства городов на Луне, Марсе и Сатурне, которые художник посетил во время своих «астральных путешествий», Ариаполис электрифицирован.

Что касается жителей этого города на Луне, то они, по описаниям Я. Дроздовича, фактически ничем не отличаются от землян.

 

На станции Аriapolis... Перроны и «нечто-некое»… 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 15. Бумага, тушь, карандаш

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

…Вдоль… длинной, ровной и гладкой платформы стояли равномерно расставленные между собой какие-то высокие бледного цвета вилообразные столбы, напоминающие… фигуру вилок камертона.

Снизу эти столбы-камертоны имели по одной круглой ноге высотою около двух-трех сажен, на которой раздваивались на два очень высоких шиловидных отростка вверх на расстоянии друг от друга около двух метров. А расстояние такого вилообразного столба от столба – не более как на сажен десять. И для чего бы могли служить здесь эти столбы?..

 

Ariapolis. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 17. Бумага, тушь, карандаш

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

Высота стен домов, как виделось, около двух сажен. На домах этих не видно было ни крыш, ни карнизов…

Стены этих домов… были на улицу глухими, без окон, ровными и неоштукатуренными – просто рыжеватый кирпич с серой связкой...

Дно улицы вымощено мелким круглым камнем, без тротуаров и без скосов для стоков воды, а просто ровное, как стол...

Посередине пересечения было видно желто-песочное пятно из-под вынутого здесь в брусчатке камня, а на песке стояла группа тесно сгруппированной красноглиняной посуды с водой, которая состояла из кругловато-выпуклых кувшинов на два литра и небольшеньких литровых цилиндрических кружек.

А неподалеку от этой посуды… стояли, нагнувшись, и занимались стиркою белья две небольшого роста женского вида фигуры в серой одежде.

 

Ariapolis. Руины домов. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 18. Бумага, тушь, перо

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

Из северного предместья этого стародавнейшего города я перенесся где-то в самую, похоже, наистарейшую полуразрушенную часть города…

Первое каменное здание высотой как в три роста человека, а длиною как на сорок помещений представляло из себя не что иное, как покинутый жителями дом-квартал с длинною разрушенною стеной на запад. А сквозь эту разрушенную стену были видны концы толстой, в сажень, перестенки с двухэтажными дуговатыми сводами из крупного красного кирпича.

 

Ariapolis. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 19. Бумага, тушь, перо

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

Второй дом… не имел разрушенных стен и представлял собой глухостенную, безоконную, неоштукатуренную невысокую, старую каменную постройку с прямоугольными серыми, видимо, дощатыми дверями в западной стене, выходящими на заросший травой-подорожником дворик.

А наискосок дворика от тех дверей была видна вымощенная отшлифованными квадратами каменных плит тропинка. А вдоль той тропинки, между мостовым камнем и этими плитами, торчали выросшие в течение длинной и теплой лунной ночи высокие, в четверть метра, на тоненьких – вниз тоньше, а вверх толще – на темно-бурых ножках какие-то рюмковидные белочубые грибы.

 

Ariapolis. Огородные растения. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 20. Бумага, тушь, перо

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

Первое, что бросилось в глаза среди растительности в этой долине, – зеленые широковатые гряды с какой-то огородной зеленью, среди которой я ясно разглядел несколько видов этой огородной растительности.

Салатохрен, у которого был такой же лист, как у нашего хрена, а сворачивался лист этот… в трубки, как высоколистный салат. Под ботвой этого салатохрена виднелись из черного грунта бледно-седоватые коронки толстых корней.

Рядом с салатохреном были видны гряды зеленого невысокого растеньица зонтичного семейства, что-то вроде укропоморковника.

А рядом с укропоморковником… какие-то низенькие со склоненными головками величиною с лесной орех зеленые головчатки.

Ariapolis. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 21. Бумага, карандаш, тушь, перо

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

По ограждению то там, то сям вместо мощных стратегического характера стен с башнями и бойницами были видны только низенькие… каменные серые оградки, какие и у нас местами встречаются вокруг могильников и фруктовых садов.

Только в одном месте за этими оградками на пригорке была видна какая-то не очень высокая, но широкая четырехугольная красноватая башня с бойничными зубцами, да и та, как виделось, была не чем иным, как остатком бывшей стародавнейшей разрушенной стены, которая когда-то кругом опоясывала собою город.

Видно, что и здесь, на Луне, опасные времена бывали когда-то так же, как у нас на Земле в Средние века, когда, пожалуй, едва не каждый город обводился стеною крепости.

 

Ariapolis. Сон ариапольца. 1932 г. Альбом «Жизнь на Луне». Страница 27. Бумага, карандаш, тушь, перо

 

Из рукописи Я. Дроздовича «Ariapolis»

За одним из этих столов под полотняным навесом в левом углу этой площади сидела группа мужчин пожилого и зрелого возраста, которые, как было видно, сошлись здесь по причине бессонницы: посидеть, побеседовать и под сенью темного неба в ночной тишине отдаться поэзии мечтаний, посматривая на усыпанное серебристыми звездами небо.

Справа сидел… старик с длинною… седою бородой.

Слева сидел достаточно зрелого возраста… худощаволицый лунид…

А напротив, между первым и вторым, посиживал с моложавым бело-румяным полным лицом достаточно полный лунид, с высоким выпуклым лбом, дуговатыми тонкими черными бровями и ровным, немного округленным носом, усатый, с небольшой… черной бородой и с белою, похожей на чалму, шапкой на голове…

Все трое были одеты в какие-то суконные ночные халаты темного цвета. А на лицах их был какой-то бодрый жизнерадостный покой с выражением какой-то вдохновенности духовного самоудовлетворения.