Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Неизвестный художник. Портрет Екатерины II

 Век Просвещения с его новым взглядом на мир, идеями равенства, уважения к личности, разумного устройства общества был той благодатной почвой, которая питала русскую культуру второй половины XVIII века. Характерная для классицизма – основного художественного направления эпохи – “программа общественных добродетелей” осуществлялась в частности и в искусстве портрета, где важное место занял образ “первой гражданки отечества” – мудрой государыни, пекущейся прежде всего о благе своих подданных. Прославляющие императрицу и ее царствование живописные и скульптурные произведения создавали многие русские и иностранные мастера, работавшие в России во второй половине XVIII века: Рокотов, Левицкий, Шубин, Каравак, Лампи, Рослин. Классическим образцом подобного изображения может служить портрет Екатерины II, созданный неизвестным художником в конце 1770-х гг.

Портрет поступил в коллекцию музея в 1947 году из Государственного Русского музея Петербурга и ранее находился в собрании Смольного института благородных девиц.

Портрет написан по определенной схеме, получившей название – “Рослин-Рокотов” или “Рослин-Левицкий”.

В январе 1776 года Екатерина пригласила в Петербург мастера Александра Рослина и попросила его написать парадный образ. Художник славно справился с задачей, тщательно прописав перламутровые переливы парчовой робы, эффектную красную драпировку и блеск атрибутов императорской власти. Однако лицо государыни представлено таким, каким оно было в жизни.… Портрет не понравился Екатерине: в своем письме барону Гримму она заметила, что Рослин изобразил ее “шведской кухаркой, грубой и простой…”

Пришлось пригласить других портретистов – Ф.С. Рокотова и Д.Г. Левицкого. Взявшись за исполнения образа императрицы, мастерами уже не уделяется такого большого внимания атрибутике, но главное насколько идеализируется внешность  Екатерины. Идеализируется настолько, что императрица издает указ: “…Повелеваю с этих самых пор писать мои портреты таким образом – атрибутику писать как Рослин, а лицо мое, как Рокотов и Левицкий…”. С тех самых пор эта схема так и сохраняется, и наш неизвестный мастер следует именно ей.

Возвышенность замысла определяет живописный и эмоциональный строй монументального полотна. Алые бархатные драпировки придают всей композиции характер великолепного театрального действа. Императрица торжественно выступает перед нами, как бы воплощая собою саму идею самодержавной власти. Тяжелыми складками ложится затканная двуглавыми орлами горностаевая мантия. На атласе платья сверкает бриллиантовая цепь с изображением св. Андрея Первозванного. Указывая скипетром на стоящий среди колонн бюст Петра I и надпись над ним: “Начатое совершает”, Екатерина тем самым подтверждает верность его преобразованиям.

С замечательным мастерством написаны лицо и руки императрицы, передана фактура тканей и меха. В богатой цветовой гамме картины гармонично сочетаются большие плоскости красного, золотого и серебристо-зеленого.

Сам удивительный XVIII век – век необычайных судеб – запечатлен кистью талантливого художника в образе некогда неизвестной принцессы из маленького немецкого княжества Софии Августы Доротеи Фредерики Анхальт-Цербстской, ставшей властительницей огромной Российской Империи – Екатериной II Великой, идеалом просвещенной монархини.