Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

“СОВЕТ” РОДА ВАНЬКОВИЧЕЙ

В Национальном историческом архиве среди документов рода Ваньковичей сохранились очень любопытные, необычные. Они относятся к началу XX в. и затрагивают интересы всех ветвей фамилии. Это “Совет Учреждения взаимной помощи рода дворян Ваньковичей”, Устав Учреждения, финансовые отчеты и постановления Совета Учреждения 1. Деятельность инициативной группы рода, составившей Совет и являвшейся учредителями, направлена была на укрепление распадающихся внутрисемейных связей, сближение членов рода, поддержание в них сознания единства рода, оказание нравственной и денежной помощи нуждающимся родичам. К началу XX в. расслоение и поляризация общества достигла значительных размеров и коснулась  и дворянской среды также. Отдельные семьи рода не имели финансовых средств, чтобы дать своим детям образование, вести достойный образ жизни, поддерживать семейные традиции, выезжать в гости к другим членам своей фамилии. Поэтому для решения конкретных жизненно насущных проблем в ноябре 1903 г. создается вышеименованные учреждения. Устав Совета тогда же в ноябре 1903 года утверждается Комитетом министров, от которого его подписывают директор Мордвинов и сенатор П. Дурново. Учредителями стали состоятельные члены семьи, помещики Минской губернии: 1) действительный статский советник Лев Аполинариевич (род. 1831 г.)2, его сыновья 2) Павел Львович (род.1862г.)3 и 3) Лев Львович (род. 1872 г.)4, 4) Петр Сигизмундович (род. 1866 г.)5 и 5) Станислав Александрович (род. 1860 г.)6 (так называемый Станислав Костка) Ваньковичи. Председателем Учреждения избран деятельный Павел Львович. Учредители выработали Устав и правила приема членов Совета и уже в июне 1904 г. разослали приглашения всем родственникам пожаловать 29 числа текущего месяца на общее собрание, которое и состоялось в 10 утра в доме Петра Сигизмундовича Ваньковича по Крещенской улице (ныне здесь размещается филиал музея “Дом Ваньковичей”). На этом первом собрании были обсуждены и утверждены все правила существования Совета рода в дальнейшем. Было решено, что Совет собирается 1 раз в 2 года (то есть все члены рода, принятые в Учреждение), а правление Совета (то есть учредители) – 2 раза в год. Правление распоряжается всеми стипендиями и сбором членских взносов. В зависимости от величины взносов члены могут быть “пожизненные”, “почетные”, “действительные” и “покровители”.

Членами Совета могут быть “все мужеского пола потомки  и родственники учредителей, состоящие в русском подданстве, правоспособные, совершеннолетние 7 после уплаты взносов”. Членские взносы собирались на следующих основаниях:

а) “пожизненный” член вносит единичный вклад в размере одной тысячи рублей и этим вкладом раз и навсегда освобождается от ежегодных вкладов;

б) “почетный” член вносит ежегодно сто рублей;

в) “покровители” вносят ежегодно пятьдесят рублей;

г) “действительные” члены вносят ежегодно двадцать пять рублей.

Независимо от взносов, все члены Учреждения и “почетные”, и “пожизненные”, и “действительные”, и “покровители” пользуются совершенно одинаковыми правами.

Помимо членских взносов, капитал Учреждения состоял также из денежных дарений, пожертвований по завещанию недвижимого имущества, покупки на денежные средства Совета различного рода имущества, процентов от помещенных в банк денежных средств Совета, а также 7.000 рублей, внесенных единовременно учредителями Совета. По сути своей, это своеобразное коммерческое предприятие – акционерное общество, сугубо семейное. В соответствии с действующим тогда законодательством, были приняты ограничения в приобретении недвижимого имущества в девяти западных губерниях (даже по завещанию). Распоряжаться денежными поступлениями, вкладывать их в недвижимость или в банки под проценты доверили Правлению, казначеем которого был избран Лев Львович. Совет выработал и требовал неукоснительного соблюдения следующих финансовых правил: “до достижения основным капиталом суммы в 50.000 рублей, только половина ежегодных взносов и доходностей учреждения может быть употреблена на выдачу вспомоществований, другая же половина идет на образование сказанного капитала. После достижения капиталом суммы в 50.000 рублей, обязательно четвертая часть ежегодных взносов и доходностей обращается на увеличение основного капитала; остальное может идти отчасти на вспомоществование нуждающимся и вообще на законные цели учреждения…”. Вспомоществование могло выдаваться либо членам учреждения, либо замужним дочерям живущих или умерших членов учреждения. Также членам учреждения или их замужним дочерям могли выдаваться долгосрочные или краткосрочные ссуды как беспроцентные, так и под проценты, но не больше 4% годовых, в размере и на условиях, устанавливаемых каждый раз Советом учреждения (то есть общим собранием членов). Уже в 1907 г. финансовый отчет Правления Совета учреждения, утвержденный в Министерстве внутренних дел, показывал цифры, много превышающие 50.000 рублей, из чего следует сделать вывод, что предприятие процветало, а это могло означать, что большинство (а может быть и все) совершеннолетних мужчин Ваньковичей стали членами Совета 8 и платили взносы, хотя бы минимальные. Другой вывод – Правление проводило очень успешные операции, умело распоряжаясь денежными средствами учреждения, обладая для этого нужными знаниями, практическим опытом и деловой хваткой (никчемными, отжившими свой «век» дворянами постреформенного времени, какими частенько выводили в литературе представителей этого класса общества, они, уж точно, не были). Располагая большими финансовыми возможностями, Совет учреждения взаимной помощи рода дворян Ваньковичей смог оказать существенную помощь в укреплении хозяйственной деятельности в мелких отдаленных имениях и оплатить учебу многим молодым членам фамилии в самых престижных зарубежных учебных заведениях. Приоритет отдавался, конечно, практическим знаниям, как-то экономическим, агротехническим (например, учеба Витольда из Калюжиц на агронома в Оксфорде).

Совет учреждения просуществовал до революции и в соответствии с Уставом, предписывавшим собираться один раз в два года, каждые два года 29 июня, в день св. Петра и Павла, собирались съезды рода Ваньковичей на Крещенской улице в доме Петра Сигизмундовича. В первый день мужчины – члены Совета – решали все накопившиеся финансовые дела, обсуждали размеры помощи и пособий, стипендий, а на второй день съезда назначался бал, который проходил всегда в Большой Слепянке, загородном имении (сохранился, ныне в черте города Минска) Петра Сигизмундовича. На съезды, судя по публикациям в губернской печати, съезжалось до 60 членов. Так в губернской газете “Wieś ilustrowana” за 1911 г. напечатана общесемейная фотография членов рода, на свадьбе Юлии Ваньковичовны (1883 г.р.)9 и Мечислава Яловецкого, которая проходила в 1910 г. в дни такого съезда.

После революции все члены рода эмигрировали на Запад; имущество, оставленное на родине, было национализировано; Совет учреждения перестал существовать. Теперь потомки этого рода разбросаны по всему свету, не в состоянии поддерживать связь между собой; многие из них не только никогда не видели других, но даже не знают об их существовании.

 

1.   Фонд 319, опись 2, дело 440, с. 686–696.

2. Лев Аполинариевич был камер-юнкером Российского двора и предводителем дворянства Минского повета, единственный наследник своего отца, деда и прадеда. Женат на Паулине Монюшко.

3. Павел Львович был председателем Совета рода со дня его основания. Владелец имений Шипяны, которые в конце XIX в. насчитывали более 5.000 десятин земли, и Олесин с его обширной библиотекой и архивом Монюшек, с ценной коллекцией монет, медалей и рисунков. Женат на Софии Потоцкой.

4. Лев Львович был членом Минской Губернской опеки над детскими приютами, позже депутат шляхты Игуменского повета при предводителе дворянства Минской губернии. Наследовал имения Волма, Смиловичи, которые в конце XIX века ежегодно приносили 3.000 серебром. Женат на графине Стефании Густавовне де Броял-Платер.

5. Петр Сигизмундович унаследовал 6 имений после отца, умерших дядей и брата. Среди этих имений Слепянка Большая с Комаровкой, Слободка, Зазерье в Игуменском и Борисовском поветах, которые в конце XIX в. вместе составляли не менее 18.000 десятин земли. Женат на Габриеле Горватт.

6. Станислав Александрович окончил Высшую военно-морскую школу в Кронштадте и получил диплом инженера. Был депутатом II и III Думы Российской от Виленского округа. Позже, в 1917 г., был полномочным послом в Киеве при правительстве гетмана Скоропадского. После эмиграции до смерти в 1937 г. проживал в Вильно, где занимался бурной общественной деятельностью: был председателем землячества Виленско-Трокского, председателем шляхетского клуба, председателем Совета Виленского народного банка. Наследовал имения в Виленском повете, в приданое за женой Еленой Оскерко взял Рудаков в повете Речицком.

7. Несовершеннолетние сыновья, незамужние дочери, жены и вдовы Ваньковичей в Совет Учреждения не допускаются.

8. Или были еще крепки внутриродовые связи, или был очень привлекателен и полезен данный бизнес.

9. Сестра Петра Сигизмундовича, владельца имения.

 

Сычева Н.В.

публикуется по материалам научно-информационного издания "Сообщения Национального художественного музея Республики Беларусь", выпуск 5, 2004.  Мн., "Белпринт", 2007, стр. 219-223.

При использовании материалов ссылка на сайт и издание ОБЯЗАТЕЛЬНА