Размер шрифта:
A
A
A
Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц

Театр одного актера

У публичного рассказа схожие с театром задачи: удержать внимание зрителя, перетянуть его на свою сторону. У каждого интерпретатора, экскурсовода, лектора есть свои приемы и уловки. Ведь сегодня, если начнёшь рассказ с даты рождения, тебя могут перебить словами: «Извините, но я «Википедию» читал…». Научные сотрудники Национального художественного музея Республики Беларусь рассказывают о своих секретах и о том, может ли экскурсия стать своего рода театром.

Дмитрий Солодкий, научный сотрудник отдела научно-просветительской работы

Голос – самое главное в нашей профессии. Им ты контролируешь внимание зрителей. Если расслабились, нужно что-то подчеркнуть. Посетители в первую очередь все-таки слушают тебя, а потом смотрят. Еще мимика и движения важны. 

У меня есть несколько образов – в зависимости от настроения. Например, пофигист, который знает, но ему уже не важно доказать что-то кому-то. Правда, не умею долго держать эту маску. Есть образ умника: «Я вас сейчас научу! Хотели вы того или не хотели, но надо!». Но это все, чтобы себя позабавить и получить больше удовольствия от работы. 

Могу насочинять, что я полмира объездил. Но это очень редко... Был у меня опыт работы с итальянским детьми. Я нашим посетителям рассказываю теперь, как они «голых» скульптур не боятся, потому что в каждом дворе такой фонтан есть. И какие мы «забитые» по сравнению с ними.

Никита Монич, научный сотрудник отдела русского и зарубежного искусства, сектор «Искусство стран Востока»  

Текст экскурсии может выучить каждый, соответственно, экскурсовода создает не то, что он рассказывает, а то, как он это делает. Это стилистическое богатство речи, интонирование, умение выдержать паузу, создать напряжение или, наоборот, отпустить, фактически держать группу в эмоциональном тонусе. Наша память и вообще наше восприятие информации завязаны на эмоциях. Чтобы их вызвать, чтобы внутри что-то зашевелилось, экскурсовод должен стать мостом между зрителем и артефактом. Чем больше он может принять от картины, чем глубже ее видит, чем мощнее для него впечатление от произведения и чем полнее он может передать это ощущение, тем сильнее эффект, который получает зритель. И это чистый театр.

Есть многочисленные байки про то, как актер забыл текст на сцене и выкрутился. У экскурсовода порой тоже такое случается. Однажды, еще в начале моей работы, у нас была группа из 150 человек на обзорной экскурсии. В ходе нее я дошел до итальянской живописи, которую тогда, признаться, не очень хорошо знал. И целых шесть минут рассказывал… про глаз быка. Это был театр одного актера.

Паузы. Именно во время них зритель воспринимает то, что сказано. Это в театре вдалбливается всем актерам. Понимание циклов внимания, то есть сколько может человек воспринимать информацию без перерыва, когда ему нужна разрядка, когда нужна какая-то шутка. Ну и, конечно, у актерской роли есть сверхзадача, которая разбивается на какой-то набор малых задач. В экскурсии все выглядит точно так же: ты должен к чему-то вести публику, а не просто проходить и говорить: «Картина № 1, 2, 3...» Соответственно у тебя возникает необходимость создать какую-то драматургию.

 

Елена Владиленовна Карпенко, заведующая отделом древнебелорусского искусства

Роднит экскурсовода с работой актера, на мой взгляд, прежде всего хорошая речь – четкая, грамотная, а также хорошая артикуляция. Очень важна эмоциональность, но нужно уметь не просто проявить ее, но и грамотно расставить акценты в экскурсии, где-то что-то притушить, пригасить, где-то, наоборот, выделить какие-то моменты.  

Надо уловить состояние группы. Наверное, это как в зрительном зале театра. Если ты сам задумал, что здесь у тебя будет какой-то взлет энергии, а группа к этому не готова, не получится никакого результата. Нужно видеть состояние группы, знать, подготовлена ли она уже. Для экскурсовода очень важно не переборщить в театральных приемах, потому что это все-таки разные жанры. 

Различие в том, что в театре актеру важно обратить внимание на себя, и он делает это всеми возможными средствами. Если то же самое начнет делать экскурсовод, он отвлечет внимание людей от произведений. Нам всегда об этом говорили, и это совершенно правильно: экскурсовод не должен ярко одеваться, эпатажно себя вести, у него должен быть нормальный голос, интонация. На экскурсии важно то, что показывают, а не тот, кто показывает.

Екатерина Изофатова, старший научный сотрудник отдела научно-просветительской работы

Экскурсия – это своего рода информационный театр. То есть театральность выступает как вспомогательное средство, которое усиливает восприятие. Любой текст можно убить, если его произносить монотонно.

Когда я вижу горящие глаза, когда вижу понимание, тогда я раскрываюсь полностью, то есть выдаю и информацию, и эмоции, отдаюсь вся полностью. Тогда после экскурсии я выжата как лимон. Но если не вижу отдачи… Не нравится спектакль – не смотрите. Или дослушайте до конца и не аплодируйте.

Для меня важно, чтобы экскурсовод чувствовал, о чём он говорит. Были у меня группы, которые говорили: «Вот мы смотрели на вас, видно, что вы живёте этим...». То есть они мне поверили... И в театре хорошая актриса – та, которой верят…

Екатерина Каленкевич,

ведущий научный сотрудник

отдела научно-просветительской работы

Статья опубликована на сайте