К 200-летию И.Ф. Хруцкого

В историю белорусской и русской живописи И.Ф. Хруцкий вошел, прежде всего, как мастер натюрморта, хотя за свою долгую творческую жизнь художник создал немало портретов, пейзажей, интерьеров, писал иконы.

Иван Хруцкий был тесно связан с Беларусью: родился в 1810 году в местечке Улла Лепельского уезда Витебской губернии в семье униатского священника Фомы Хруцкого, учился в Полоцком высшем пиарском училище, которое окончил около 1827 года и где, вероятнее всего, получил первые профессиональные навыки. Возможно, уже в детские годы у И. Хруцкого проявился интерес к живописи, а возможно, это определилось в годы учебы в училище.

В Беларуси не было учебных заведений, где можно было получить высшее художественное профессиональное образование, и талантливая молодежь вынуждена была уезжать учиться в С.-Петербург, в Москву или в Европу.

Когда в 1827 году Иван Хруцкий приехал в С.-Петербург, он уже неплохо владел рисунком и поступил вольноприходящим учеником в Императорскую Академию художеств, а также начал брать уроки живописи у Джорджа Доу (1781–1829), английского живописца, работавшего в 1818–1828 годах в России.

Круг его знакомых в Петербурге нам почти неизвестен, но установлено, что билет на право копировать в Императорском Эрмитаже в 1830 году он получил «по рекомендации г-на академика Олешкевича»[1]. Практика копирования, как форма обучения, была широко распространена в России, в том числе и в Академии художеств. И.Ф. Хруцкий успешно копировал произведения европейских мастеров XVII–XVIII вв., осмысливая опыт европейского классического искусства, усваивая навыки, приемы письма, законы композиции.

Можно также предположить, что через своих товарищей по учебе в Академии художеств (например, А. Тыранова), молодой художник знакомится с методикой преподавания известного русского художника и педагога А.Г. Венецианова (1780–1847). С венециановской манерой живописи Хруцкого сближает такое же трепетно-внимательное отношение к окружающему предметному миру, изображаемому художником во всех мельчайших подробностях.

Очень многое в творчестве И.Ф. Хруцкого обусловлено учебой в Академии художеств. Гладкая, лессировочная манера письма, доминирующий локальный цвет, статичная фронтальная композиция в натюрмортах, в центре которой, как правило, пышный букет ярких, иллюзорно выписанных, садовых цветов. Композиционное и колористическое решение, живописная иллюзионистическая манера воспроизведения предметов в его натюрмортах идет, прежде всего, от академических «штудий цветов и плодов». В 1836 году Иван Хруцкий закончил учебу  в Академии художеств, получив звание неклассного (свободного) художника и большую серебряную медаль за картину «Цветы и плоды» (ныне в ГТГ, вариант в НХМ РБ). В 1837 году художник был отмечен императором Николаем I часами на золотой цепочке «в поощрение к дальнейшим трудам». В 1838 за картины «Цветы и плоды» и «Старуха, вяжущая чулок» (обе в ГТГ) И.Ф. Хруцкого наградили малой золотой медалью Академии художеств.

Работы Ивана Хруцкого в 1830–1840-е годы экспонировались на выставках Академии художеств, разыгрывались в лотереи Петербургского Общества поощрения художников, пользовались большой популярностью у зрителя, привлекая ярким колоритом, праздничностью, репрезентативностью. Художник получал много заказов, отсюда такое обилие вариантов и повторений его натюрмортов. И. Хруцкий нашел свою тему в искусстве и был в первой половине XIX века в этой теме лучшим и наиболее востребованным. Он самый известный и самый “покупаемый” Мастер натюрморта XIX века в Российской империи.

Полотно И. Хруцкого 1839 года «Натюрморт с биноклем» было настолько популярно у современников, что художник неоднократно повторял его. На сегодня известно восемь повторений под разными названиями: «Плоды и свеча» (НХМ РБ), «Натюрморт с биноклем», «Натюрморт со свечой». Традиционный кувшин в центре холста сопровождают знакомые нам по другим полотнам плетеная из лозы корзинка с виноградом, лыковый короб с яблоками. Дымящаяся сигара и бинокль на переднем плане, зажженная свеча будто указывают на присутствие человека в околокартинном пространстве.

В выработке новых принципов живописи натюрмортов И. Хруцкий, безусловно, ориентировался и на определенные образцы европейской живописи XVII – XVIII веков, например, традиционный мотив голландских натюрмортов – полуочищенный лимон со срезанной цедрой, спиралью свисающей со столешницы, стакан, наполовину наполненный водой. Дар художника органично соединять впечатления от классических натюрмортов с новыми смысловыми акцентами наиболее ярко проявился в натюрмортах 1830-х годов – «Плоды и дыня», «Цветы и фрукты» (1839), «Розы и плоды». (1839).

Иван Хруцкий, который формировался как художник в традициях русского искусства первой половины XIX века, в то же время создавал новое для искусства прочтение натюрморта, трансформируя в нем навыки европейского натюрморта.

В 1839 году И. Хруцкий получил звание академика Императорской Академии художеств «за отличные труды в портретной, пейзажной и особенно по живописи плодов и овощей»[2] и каждым новым произведением подтверждал уже сложившееся у любителей искусства отношение к нему как к высокопрофессиональному мастеру.

Тогда же он создает ряд женских портретов, отличающихся тонким сочетанием душевной теплоты и достоинства в трактовке образов. В этих портретах свое представление о женской красоте художник органично соединил с характерным для времени романтическим представлением идеала. Значительная роль в этих портретах отводилась натюрморту («Портрет неизвестной». Середина 1830-х).

«Портрет неизвестной с цветами и фруктами» 1838 года – почти парадное по композиции, настроению и колористическим акцентам полотно, в котором И.Ф. Хруцкий добивается картинной полноты и законченности. Именно эта картина стала визитной карточка не только коллекции художника в НХМ РБ, но и музея в целом.

Определенное влияние на творчество И. Хруцкого оказало искусство европейского бидермейера. В культуре эпохи бидермейера был востребован новый тип художника, сохраняющего связи с академическим искусством и отвечающего своим творчеством на запросы широкой публики.

Живописи бидермейера присущ интерес к миру ребенка. Этой теме отдал дань и художник Иван Хруцкий. В «Портрете девочки в голубом платье» середины 1840-х годов художник соблюдает каноны репрезентативного салонного портрета. Девочка изображена в полный рост, в нарядном платье, на фоне парка. Рядом собачка, неизменный спутник, чьё присутствие вносит оживление в композицию. Портрет «Мальчика в соломенной шляпе» (конец 1830 – начало 1840-х) отличается большей композиционной и колористической сдержанностью.

Одним из определяющих мотивов в творчестве мастеров бидермейера были семейные сцены и портреты в интерьере. В полотне Хруцкого «В комнатах усадьбы художника. Дети перед мольбертом» (1854–1855) в тщательном изображении деталей обстановки, подробностей быта, жизни, естественности изображенного пространства, органичного присутствия в нем детей ощущается искренняя любовь к семье, домашнему очагу.

В эти же годы – с конца 1830-х – художник востребован и как портретист. Ему заказывают свои портреты многие известные персоны Беларуси, России, Литвы. В 1838 году написан «Портрет Иосафата Булгака», униатского митрополита, жившего в это время в С.-Петербурге, в 1843 – один из лучших в наследии И. Хруцкого «Портрет И.И. Глазунова», крупнейшего петербургского книгоиздателя.

В 1839 году умер отец художника. На Ивана Хруцкого, как старшего сына, легла ответственность за судьбу матери, братьев и сестер. Он вынужден покинуть Петербург, где уже был широко известен и востребован, и уехать на родину, в Беларусь. В 1844 году И.Ф. Хруцкий приобрел имение Захарничи недалеко от Полоцка, построил дом, выбирая анфиладное расположение комнат, принятое в архитектуре первой половины XIX века, в 1845 женился на Анне Ксаверьевне Бембновской (1822 – 18…). С этого времени и до конца жизни он жил и творил на родине, за исключением десятилетия с 1846 по 1854–55 год, когда работал в Вильно по заказам архиепископа (с 1852 – митрополита) Иосифа Семашко. Известно, что в Вильно Хруцкий писал иконы для иконостасов Александро-Невского собора в Ковно (Каунасе), пещерной церкви трех мучеников в Вильно, церкви Св. Иосифа Обручника в Тринополе. Кроме того, он исполнял для И. Семашко копии с произведений европейских художников, пейзажи Вильно и окрестностей. По заказу архиепископа И. Хруцкий написал 32 портрета (все одного размера) лиц духовного звания, в их числе единственно сохранившийся на сегодняшний день, «Портрет Викентия Лисовского» (1847), иеромонаха, духовника И. Семашко, портрет самого архиепископа, а в 1854 году его же портрет в интерьере – «Митрополит Иосиф Семашко слушает в своем кабинете доклад секретаря» (ныне в ГРМ).

В эти годы, живя в Вильно и Захарничах, он пишет портреты, пейзажи, натюрморты, интерьеры. В натюрморте 1954 года «Битая дичь, овощи и грибы», сохраняя традиционное композиционное решение, художник стремится к большей предметно-бытовой конкретности, меньшей помпезности; можно предполагать, что натюрморт написан с натуры.

О документальных свидетельствах и художественных произведениях, кроме «Автопортрета» 1884 года, хранящегося в ГРМ (С.-Петербург), и натюрморта «Цветы и фрукты» (1869) из художественного музея г. Вятки, созданных в последние годы жизни Ивана Хруцкого, нам неизвестно.

В 1985 году в НХМ РБ (тогда ГХМ БССР) была организована первая и пока единственная персональная выставка произведений И.Ф. Хруцкого из крупнейших музеев Беларуси, России, Литвы, Польши, Латвии, из частных собраний. Был опубликован альбом-каталог[3], ныне ставший библиографической редкостью, в который помимо статьи с новыми биографическими сведениями и анализом творчества, были включены практически все известные на тот момент произведения художника.

В 2009 году в Национальном художественном музее Республики Беларусь была открыта расширенная экспозиция произведений Ивана Хруцкого, самого крупного мастера натюрморта в живописи Беларуси и России ХІХ века. “Именно Иван Хруцкий отстоял честь натюрморта как жанра большого искусства, именно он сохранял живыми в русской художественной среде идеалы высокого натюрморта классических эпох” 4.



[1] Т.В. Алексеева. Художники школы Венецианова. – М., 1982. – С. 132.

 Иосиф Иванович Олешкевич (1777–1830) – белорусский, литовский и русский живописец, портретист, академик ИАХ. Входил в ближайшее окружение А.С. Пушкина, А. Мицкевича.

 

3 Указатель к «Сборнику материалов для истории Императорской С.-Петербургской Академии художеств за сто лет существования» / Составитель А.Е. Юндолов. С.-Петербург, 1887. – С. 333.

[3] Іван Хруцкі. 1810 – 1885. Альбом - каталог / Аўтары – складальнікі І.М. Паньшына, А.К. Рэсіна. Мінск, 1990.

4 Болотина И.С. Натюрморт в русской живописи XVIII–XIX веков. Автореферат дисс. … кандидата искусствоведения. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1971.

 

Плоды и дыня. Вторая пол. 1830-х.    

Вариант-повторение картины «Цветы и плоды» 1836 г., находящейся в ГТГ, за которую   художник получил серебряную медаль.   

Холст, масло. 49 х 67. Справа по краю стола: И. Хруцкій

Пост. В 1955 г. из фондов ДХВП. Ранее собрание В.М. Мазова.                                                                                                                  ЖБ–5

Натюрморт. Цветы и фрукты. 1839.

Вариант-повторение картины под названием «Цветы и фрукты» находится в ГРМ.  

Холст, масло. 49 x 66,4. Слева внизу:  1839    Хруцкій

Приобр. в 1964 г. у М.Д. Цирешкина. М.                          ЖБ–9

Плоды и свеча. Конец 1830 - нач. 1840-х.

 Вариант-повторение картин 1839 г. «Натюрморт с биноклем» (Национальный  музей. Варшава) и «Натюрморт со свечой» (собрание Л. Цуркиса. Л.) Картина неоднократно повторялась.

Холст, масло. 66,5 х 87,7.  Справа внизу: И. Хруцкій

Приобр. в 1957 г. у О.К. Трескиной. М.                            ЖБ–11

Цветы и фрукты. 1840.

Вариант-повторение под названием «Фрукты» находится в ГРМ.

Холст, масло. 71,5 х 89. Слева на столешнице: И. Хруцкій  1840

Приобр. в 1968 г. у Ф.Е. Вишневского. М.                        ЖБ–13

Битая дичь, овощи и грибы. 1854.

Холст, масло. 54,2 х 71,7.  Слева внизу: И. Хруцкій  1854.

На подрамнике надпись: собр. Хруцкой-Макеевской.

Приобр. в 1963 г. у Б.Н. Грибанова. М. Ранее собрание Е.И. Мацеевской. Л.                                                                                                        ЖБ–21

Портрет неизвестной с цветами и фруктами.   1838.

Холст, масло. 80,2 х 112. Справа внизу: Хруцкій 1838

На обороте: надпись: Изъ собранія Стан. Ант. Бильвинъ ; наклейка с текстом:

Собств. Строгановой Кл. М.

Приобр. в 1960 г. у К.М. Чулановой. Л. Ранее собрание С.А. Бильвина. П.   ЖБ–6

Портрет  И.  Булгака.  1838.

Холст, масло. 100,7 х 80. Справа внизу: M:  Jan Chrucki   1838 Приобр. в 1957 г. у А.М. Шустера. Л.    ЖБ–7

Портрет мальчика в соломенной шляпе. Конец 1830 – нач. 1840-х.

Холст, масло. 66 х 53. Слева внизу: И. Хруцкій Приобр. в 1957 г. у Ю.В. Невзорова. М. ЖБ–12 

Портрет И. И. Глазунова. 1843.

Холст, масло. 83,8 х 67. Слева внизу:   И. Хруцкій  1843

На обороте надпись: Глазуновъ Илья Ивановичъ род. 13 іюля 1876 г. + 20 фев. 1849. Репродуцированъ въ словар± Ровинскаго Томъ И й стр. 567.

Приобр. В 1954 г. у А.В. Гордона. М.                                    ЖБ–16

Изображен Илья Иванович Глазунов (1786 – 1849), один из представителей крупнейшей торговой и издательской фирмы Глазуновых в Москве и Петербурге, просуществовавшей с 1782 до 1917 г.

 

Портрет В. Лисовского. 1847.

Холст, масло. 45 x 35. Слева внизу на рукаве: pinxit Joan Chrucki 1847

На обороте дублировочного холста надпись: На оригинальном холсте написано: Викентій Лисовскій писал Іванъ Хруцкій. 1847 годъ.

 Приобр. в 1987 г. у А.П. Иванченко. Л. Ранее собрание Л.М. Розенфельда. Л.                                                                                       ЖБ–19

 Изображен Викентий Лисовский, иеромонах, духовник архиепископа Иосифа Семашко. Жил в Троицком монастыре в Вильно. 

 

 

Вернуться >>